Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Category:

СТАРЕЦ ГОРЫ — ВЕЛИКИЙ ХАСАН ИБН САББАХ

СТАРЕЦ ГОРЫ — ВЕЛИКИЙ ХАСАН ИБН САББАХ
Старец горы
Одна из основных тем, которая вспоминается при упоминании средневекового Востока вообще и прежде всего Персии, – это ассасины и пугающие легенды об этих неуловимых убийцах.
Еще в 1818 г. вышла «История ассасинов» австрийского писателя и востоковеда фон Хаммер-Пургшталя, в котором тот, продолжая домыслы крестоносцев и Марко Поло о злодеяниях ассасинов, подозревал их даже в тех преступлениях, которые в то время в Европе считались совершенными иезуитами и франкмасонами.
По мнению Анри Корбена, «сильным было влияние личности Хасана Саббаха, сведения о котором следует черпать в самих исмаилитских текстах, поскольку в работах неисмаилитов они искажены до неузнаваемости. Его роль в образовании исмаилитских крепостей в Иране была решающей…»
Объявив о создании государства, Ибн Саббах первым делом упразднил сельджукидские налоги. Он повелел жителям Аламута незамедлительно приступить к строительству. Его новому государству требовались удобные дороги, надежные цитадели и водоснабжающие каналы.
«…сильным было влияние личности Хасана Саббаха, сведения о котором следует черпать в самих исмаилитских текстах, поскольку в работах неисмаилитов они искажены до неузнаваемости. Его роль в образовании исмаилитских крепостей в Иране была решающей…»
Анри Корбен


Его агенты и миссионеры, занимающиеся особой миссией, свозили к нему со всего света добытые ценные рукописи и книги. Его интересовали знания в разных областях наук. Он также, не стесняясь средств, похищал самых прославленных и талантливых людей, которые его интересовали своими умениями, в случае, если они не принимали его приглашение. Его вольными и невольными гостями были специалисты разных наук, инженеры и изобретатели. В списке его интересов также были строители, алхимики и врачи. Благодаря этому ассасины обеспечили себе самую продвинутую в том времени систему фортификаций и опередили возможности обороны на несколько веков.

Ибн Саббах обустроил свою штаб-квартиру в горной крепости Аламут. При нем была образована специальная школа для подготовки разведчиков и террористов. Школа крепости Аламута в середине 90-х гг. XI века считалась самой эффективной в мире среди существующих школ тайных агентов. Ее кажущиеся простыми действия и способы достижения целей впечатляли результатами.

Умберто Эко в книге «История иллюзий: легендарные места, земли и страны» так живописно описывал крепость ассасинов:

«Но особенно страшным представляется Аламут в преломлении легенды. Построенная на гребне отвесных скал длинной 400 метров и шириной местами всего несколько шагов, от силы 30, крепость возникала перед взором путника, идущего Азербайджанской дорогой, и издалека казалась естественной стеной, белой в ослепительном дневном свете, голубоватой на фоне пурпурного заката, бледной на рассвете и кроваво-красной в первых лучах восходящего солнца; в иные дни ее контуры едва проступали в пелене облаков или внезапно озарялись вспышками молний. Когда крепость была цела и там жили люди, наверх поднимались по потайной винтовой лестнице, выдолбленной в скале, и для ее охраны хватало одного лучника. Так описывали Аламут, неприступный оплот ассасинов, куда попасть можно было, только прилетев на орле».
Насир ад-Ди́н Абу́ Джафар Муха́ммад ибн Муха́ммад Ту́сиНасир ад-Ди́н Абу́ Джафар Муха́ммад ибн Муха́ммад Ту́си (перс. محمد بن محمد بن الحسن الطوسی‎, Тус, 18 февраля 1201 — Марага, 26 июня 1274) — персидский математик, механик и астроном XIII века, ученик Камал ад-Дина ибн Юниса, чрезвычайно разносторонний учёный, автор сочинений по философии, географии, музыке, оптике, медицине, минералогии. Был знатоком греческой науки, комментировал труды Евклида, Архимеда, Автолика, Феодосия, Менелая, Аполлония, Аристарха, Гипсикла, Птолемея.

Известно около 150 трактатов и писем Насир ад-Дина ат-Туси, из которых двадцать пять написаны на персидском, а остальные — на арабском языке. Существует даже трактат по геомантии, который Туси написал на арабском, персидском и тюркском, демонстрируя своё мастерство на всех трёх языках. Отмечается, что Туси знал и греческий.

Первый период деятельности ат-Туси связан с Кухистаном, где ему покровительствовал наместник халифа. Позже учёный впал в немилость и с 1235 года жил в крепости Аламут, резиденции главы государства исмаилитов-низаритов. Ат-Туси возглавлял промонгольскую партию и был причастен к сдаче Аламута монголам в 1256 году.

«Но особенно страшным представляется Аламут в преломлении легенды. Построенная на гребне отвесных скал длинной 400 метров и шириной местами всего несколько шагов, от силы 30, крепость возникала перед взором путника, идущего Азербайджанской дорогой, и издалека казалась естественной стеной, белой в ослепительном дневном свете, голубоватой на фоне пурпурного заката, бледной на рассвете и кроваво-красной в первых лучах восходящего солнца; в иные дни ее контуры едва проступали в пелене облаков или внезапно озарялись вспышками молний…»Умберто Эко


Средневековый европейский хронист Арнольд Любекский в «Славянской хронике» пишет о вожде ассасинов следующее: «Этот правитель имеет в горах многочисленные и прекраснейшие дворцы, окруженные очень высокими стенами, так что проникнуть туда можно только через небольшую и тщательно охраняемую дверь. В этих дворцах он велит с малолетства многих сыновей своих крестьян обучать их различным языкам, а именно: латинскому, греческому, романскому, сарацинскому и многим другим. Их учителя внушают им с раннего детства и до совершеннолетия, что они должны повиноваться своему повелителю во всех его словах и приказах».

Ибн Саббах вел очень аскетичный образ жизни, он всегда служил наглядным примером для своих подданных. Его отличало хладнокровное отношение ко всем нарушающим его требования. В наказании он не делал различий в том, кем являлись провинившиеся и когда установленный закон был нарушен его родным сыном, Ибн Саббах велел его казнить.

Бернард Гамильтон пишет в книге «Тамплиеры, сирийские ассасины и король Амори Иерусалимский»:

«Франкские правители Антиохии и Триполи очень по-разному отреагировали на появление новых соседей. Раймунд из Пуатье, князь Антиохии (1135–1149), заключил союз с назиритским лидером Али ибн-Вафой против их общего врага, правителя Дамаска Нур ад-Дина, и оба погибли в битве при Инабе. Традицию добрососедства поддержал сын Раймунда, Боэмунд III, который в 1180 году выделил фьеф Бикисраил, расположенный недалеко от северной границы низаритской территории, ордену Святого Иакова Компостельского. Среди земель фьефа, перечисленных в грамоте Боэмунда, есть и «замок Жерен (Gerennes) с прилегающими землями, за исключением поместий, которые мы дали шейху ассасинов…» Вплоть до третьего крестового похода низариты не ссорились с христианами, и Раймунд был их единственной жертвой среди важных франкских лидеров. Вполне возможно, что его смерть была ответом на создание тамплиерской сеньории в Тортосе. Конечно, поначалу тамплиеры боролись с низаритами, но ко времени правления короля Амори было найдено мирное решение».
Жак де Витри писал об ассасинах:
«Ибо они были в то время данниками братьев Храма, платя им две тысячи безантов каждый год, чтобы удерживать определенную часть своей земли…» Описанная во многих рассказах методика устрашения тамплиеров оказалась не слишком эффективной, как свидетельствовал английский хронист Вильям Ньюбургский, утверждавший, что Старец Горы «знал, что добьется малого руками своих эмиссаров, если сможет устранить любого магистра этого ордена – ведь они тотчас же выберут другого и будут ему жестоко мстить за свою потерю…».
Тем не менее воины-смертники Ибн Саббаха властвовали во всем государстве Сельджукидов. Их главной цитаделью была неприступная горная крепость. Но к тактике терроризма смертников Ибн Саббах обратился благодаря случаю. Об этом рассказывает одна из легенд. Миссинеры его учения действовали в исламском мире. И по приказу Ибн Саббаха в этом деле они не жалели собственной жизни. Проповедники-хашшашины, чтобы не быть раскрытыми, в 1092 году в городе Сава, на территории Сельджукидского государства, убили местного муэдзина, который узнал об их деятельности и мог донести на них. В качестве возмездия главный визирь сельджукидского султана Низам аль-Мулька казнил предводителя местных исмаилитов. Предводителя предали мучительной медленной смерти, а его тело публично протащили по улицам Савы. После этого труп казненного висел на главной базарной площади, пугая людей в течение нескольких суток.

В среде хашшашинов это породило волну гнева. Жители Аламута толпой осадили дом своего духовного наставника и лидера, который являлся также и правителем государства. Согласно легенде, Ибн Саббах вышел на крышу своего дома и сказал так, чтоб услышали все:

«Убийство этого шайтана предвосхитит райское блаженство!»
Молодой человек Бу Тахир Аррани, который пришел с вместе толпой, так проникся словами Ибн Саббаха, что, опустившись перед ним на колени, выразил готовность исполнить его волю. Абу Тахир Аррани пообещал привести в действие смертный приговор любой ценой, даже если придется заплатить собственной жизнью.

Басаван. Хулагу разрушает крепость Аламут. Персидская миниатюра, ок. 1596 г. Музей искусства Вирджинии
Басаван. Хулагу разрушает крепость Аламут.
Персидская миниатюра, ок. 1596 г.
Музей искусства Вирджинии

С благословения Ибн Саббаха отряд фанатиков-хашшашинов, разделившись на маленькие группы, ушел в направлении столицы государства Сельджукидов. 10 октября 1092 года Бу Тахир Арран уже находился внутри высоких стен, окружающих дворец визиря. Он никогда не видел визиря, но предполагал, что месть будет непросто исполнить, ведь визиря будет окружать свита и телохранители. Рано утром, тайно проникнув в зимний сад, он, вооруженный большим отравленным кинжалом, подстерег свою жертву. Через несколько часов, примерно, в полдень, на дорожке сада показался богато одетый человек в сопровождении группы слуг и телохранителей. Аррани подумал, что это не кто иной, как сам визирь.

Телохранители проявляли беспечность, полагаясь на неприступность внутренней территории дворца. И сам визирь считал свою личную внутреннюю охрану лишь частью традиции.

По этой причине Аррани удалось, использовав удобный момент, наброситься на визиря. Три удара отравленным ножом были молниеносными и неотвратимыми. Стража ничего не успела сделать, чтоб спасти жизнь своего господина. Еще до того, как был схвачен и растерзан убийца, визирь уже корчился в предсмертных судорогах. Аррани выполнил обещание и умер практически вместе со своей жертвой. Для хашшашинов гибель Низама аль-Мулька была равносильна призыву к началу действий, они окружили и предали огню дворец визиря.

После убийства главного визиря и реакции исламского мира Ибн Саббах понял необходимость создания движения исмаилитов-низаритов. Это движение стало частью его государственной доктрины обороны. При этом он эффективно продумал, как обойтись без вложения огромных средств и не тратиться на регулярную армию.

В частности, Ибн Саббах предусмотрел спецслужбу, главным в деятельности которой являлись запугивание и показательное уничтожение всех, кто мог быть помехой. Людей спецслужбы не могли остановить никакие преграды. Для них не имели значения ни неподкупные телохранители, ни армия, ни неприступные замки или вооружение.

Однако для вступления в орден Ибн Саббах придумал непростой экзамен. Поэтому обычно из двухсот претендентов в итоге оставалось не более десяти самых стойких.

Всем вступающим за внутренние стены крепости было известно, что обратного пути нет. Получившим тайное знание, пока они живы, будет невозможно оставить орден.

Испытание претендентов происходило еще до начала проверки на пригодность. Ибн Саббах подвергал кандидатов проверке по методу, заимствованному из практик древних китайских школ боевых искусств.

Желавших вступить в орден неделями заставляли ожидать перед закрытыми воротами и пропускали внутрь лишь самых стойких. Во внутреннем пространстве двора они также ожидали приглашения войти и полуголодными сидели несколько дней на холодном каменном полу без крыши над головой. Кормили их лишь остатками еды. Неважно, какая была погода: снег или дождь.

Специально обученные агенты Ибн Саббаха из числа уже прошедших первую степень посвящения старались вывести ожидающих из себя. Они оскорбляли и избивали измученных ожиданием людей, проверяя непоколебимость воли и желания вступить в орден хашшашинов. Лишь прошедшие первую ступень испытаний могли войти в дом Великого Владыки. И тогда им открывали особые знания, «врата иной жизни». На этом этапе кандидатам позволяли отмыться от грязи, хорошо кормили и каждому предоставляли теплую одежду…

В боевые отряды хашшашины отбирали только физически сильных и молодых. От воинов ордена требовалось отречься от семьи и близких, поэтому сироты были предпочтительней семейных кандидатов. Владыку члены ордена именовали «Старцем Горы». После принятия в ряды хашшашинов жизнь и смерть любого из них была полностью в руках Старца Горы. Ибн Саббах разработал простую и эффективную систему подготовки воинов, прозванных «фидаинами». Жилище «Старца Горы» называлось «храмом первой ступени на пути в Рай».

Существует легенда о том, что популярное название ассасинов, или, более близкое к настоящему произношению, «хашшашинов», произошло от названия используемого ими гашиша. По легенде, каждого претендента приглашали в дом Старца Горы и там одурманивали гашишем в ритуальных целях.

Однако существует версия, что в ритуальных действах низаритов в действительности использовалась не трава, а опиумный мак. Свое название хашшашины, что значит «травоеды», могли получить по причине своей бедности. Известно, что назариты в те времена жили в крайней нужде и бедности.

Кандидата в федаины во время тайного ритуала с применением опиума повергали в наркотический сон и перемещали в специально подготовленный для этих целей прекрасный «райский сад».

В саду его встречали красивые райские девственицы-гурии и ожидал настоящий пир с изысканными яствами и вином. Девы приветливо одаривали смущенного молодого человека ласками. Они были обученными и произносили будущему смертнику разные обещания. И самым важным из них было обещание возвращения в этот рай сразу после героической смерти в бою.

Хасан ибн Саббах
Хасан ибн Саббах

Через некоторое время юноше снова давали наркотик и после погружения в сон возвращали из райского сада в прежнее помещение. После пробуждения каждый искренне верил, что увидел настоящий рай и с тех пор настоящий мир терял свою привлекательность. Дело в том, что XI веке прелюбодеяние являлось тяжким преступлением, за которое могли забить камнями. Для бедного мужчины женщина являлась недостижимой мечтой, если не было денег, чтобы заплатить за невесту традиционный выкуп – «калым». Единственной его мечтой становилось лишь заслуженное возвращение в далекий и волшебный рай.

Ибн Саббах также был человеком, любящим спецэффекты и неплохо разбирающимся в психологии. В крепости Аламута, в одном из многочисленных помещений, стоял медный поднос. В каменном полу под ним была скрыта яма. В центре поднос имел ровно вырезанный круг. По приказу Ибн Саббаха один из его адептов изображал «отрубленную голову». Для этого адепт прятался в яме, а голову просовывал через отверстие в центре подноса. Грим, нанесенный на лицо, создавал отличную дополнительную иллюзию правдоподобия.

Таким образом, молодым адептам показывали говорящую «отсеченную голову». В дополнение фокуса к ошеломленным юношам выходил из темноты сам Ибн Саббах. Владыка совершал магические пассы и произносил на неизвестном языке заклинания над «отсеченной головой». «Голова» неожиданно открывала глаза и начинала говорить. Все, кто находился в помещении, имели право задавать ей вопросы о рае. И «мертвая голова» очень искренне отвечала, вселяя глубокие надежды.

А когда приглашенные покидали помещение, Ибн Саббах приказывал на самом деле отрубить голову помощнику, сыгравшему роль «мертвой головы». Утром следующего дня ее как доказательство реальности рая помещали перед воротами крепости.

Хашшашины проводили немало времени на ежедневных тяжелых физических тренировках. Каждый смертник обязательно умел владеть различными видами холодного оружия: был метателем ножей, метким лучником, бойцом на саблях, – а также мог сражаться без всякого оружия. Помимо этого, хашшашин изучал силу и действие ядов. Для достижения особой выносливости адепты школы убийц в любую погоду могли по много часов просидеть на корточках или неподвижно простоять, сливаясь со стеной.

Смертники проходили подготовку в четком соответствии с условиями и требованиями региона, где им придется выполнять свою службу. В том числе они изучали языки мест, где им придется выполнять задание. В программу обучения входили уроки актерского мастерства. Для успешного выполнения миссии требовался талант перевоплощения, что порой ценилось даже больше боевых искусств.

Хашшашин легко мог обернуться странствующим монахом-христианином, бродячим циркачом, святым дервишем, целителем или купцом-торговцем с Востока… Исполнив данный Владыкой приговор, смертники не стремились сохранить себе жизнь и скрыться. Они принимали свой последний бой и с гордостью умирали или убивали себя сами. Демонстрируя фанатичную веру, во время страшных пыток они всеми силами старались улыбаться в лицо палачам. В народе их нередко называли «саббахиты», что значит «люди горных крепостей».

Влияние Старца Горы простиралось за пределы исламского мира. Правители европейских государств платили ему дань в целях сохранения мира и собственной жизни. Так, не оставляя своей крепости, Ибн Саббах подчинил своей воле средневековый мир с помощью своих хашшашинов-смертников.

Не имея полного представления о Владыке или внутренней структуре ордена, европейцы называли последователей Старца Горы «горными шейхами» и верили, что они вездесущи и скрыться от них невозможно.

Существование такого ордена в дальнейшем послужило примером для создания тайных обществ Запада и Востока. Им подражали, пытаясь применять у себя их систему обучения. Кроме того, воссоздавали в своих условиях подобные школе хашшашинов дисциплину, знаки, символы и эмблемы, ступени перехода в ранги и многое другое.

Хулагу, внук Чингисхана, в 1250-х годах вторгся в Западную Персию. Исмаилиты к тому времени были неспособны ему противостоять, и ослабленное государство было побеждено. В 1273 году египетский султан Бейбарс I стер с лица земли убежище хашшашинов в горных районах Сирии, в котором держали оборону последние из них. 1256 году орден хашшашинов прекратил свое существование. Это случилось после захвата крепостей Аламут и Меймундиз.

Группа иранских археологов обнаружила сеть водоснабжения,   построенную 795 лет назад, которая использовалась для подачи воды в знаменитый замок Аламут в провинции Казвин.
Группа иранских археологов обнаружила сеть водоснабжения,

построенную 795 лет назад, которая использовалась для подачи воды в знаменитый замок Аламут в провинции Казвин.

В своей «Книге о разнообразии мира», в XLIII главе, Марко Поло не совсем точно упоминает дату и имя последнего «Старца Горы», или «Имама ассасинов»: «Так-то был взят и убит старец Ала-один вместе со всеми своими; с тех пор и поныне нет более ни старца, ни ассасинов.

Кончились и владычество старца, и злые дела, что творил он в старину». На самом деле последним «Старцем Горы» хашашшинов, убитым монголами после взятия крепости Аламут, был не Ала ад-Дин Мухаммад III, который правил с 1221 по 1255 год. Последним был его сын Рук ад-Дин Хуршах, являвшийся «Старцем Горы» с 1255 по 1256 год.

Хулагу и Докуз-хатун
Хулагу и Докуз-хатун

Легенда об ассасинах, появившаяся в Европе благодаря книге венецианского путешественника Марко Поло, была довольно проста.

В саду, подобном мусульманскому раю, устроенном в труднодоступном тайном месте в стране Мулект, когда-то жил горный старец Алах-од-Дин. Он призывал к себе на службу молодых юношей от 12 до 20 лет. Давая им сонное зелье, переносил в свой райский сад. Проснувшись, юноши проводили там один день, предаваясь утехам с прекрасными девами и женами, но вечером им снова давали сонное зелье и переносили обратно ко двору старца.

Пробудившись и вспоминая о рае, юноши были «готовы и на смерть, лишь бы только попасть в рай; не дождутся дня, чтобы идти туда… Захочет старец убить кого-нибудь из важных или вообще кого-нибудь – выберет он из своих ассасинов и куда пожелает, туда и шлет его. А ему говорит, что хочет послать его в рай и шел бы он поэтому туда-то и убил бы таких-то, а как сам будет убит, то тотчас же попадет в рай. Кому старец так прикажет, охотно делал все, что мог; шел и исполнял все, что старец ему приказывал».

В «Книге о разнообразии мира» Марко Поло (главы XLI, XLII, XLIII) нет упоминания об употреблении гашиша: «сперва их напоят, сонными брали и вводили в сад; там их будили».
Ма́рко По́ло
Ма́рко По́ло

При этом власть легенды оказалась столь сильна, что многие европейские средневековые ордена и тайные общества заимствовали структуру и атрибуты из рассказов о Старце Горы и его неуловимых и непобедимых воинах.    https://volshebnayakofeinya.blogspot.com/2020/01/starec-gory-velikij-hasan-ibn-sabbah.html
Tags: Биографии, Загадки истории, Искусство и культура, История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments