Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Categories:

Либерман утверждает, что одержал победу на выборах, и считает,что коалиция продержится не более года

Либерман утверждает, что одержал победу на выборах, и считает, что эта коалиция продержится не более года.
Фото: пресс-служба партии НДИ
Анна Барская, «Маарив»
В ночь с субботы на воскресенье наступил момент, когда известия из резиденции на ул.Бальфур стали походить на сводки с поля боя. «Она просто рыдала там. И вопила. Рыдала и орала. Ушла оттуда с портфелем минтранса и обещанием получить во вторую половину каденции МИД»… «Этого чуть не хватил удар, т.к. ему предложили четверть министерства с довеском трети другого министерства. Он сказал, что вызывает скорую. Устроил премьеру эдакого Аюба Кару»… Там были те, кто грозили, были такие, которые валялись в ногах. Всем должностей не хватило, многие уходили недовольными. Нетаниягу стоял на своем. Непонятно, какое противостояние далось ему труднее: переговоры с КЛ или внутренний дележ с соратниками по Ликуду. Неспособность справляться с напряжением всегда считалась отличительной чертой Нетаниягу, но сейчас его приближенные утверждают, что он изменился. Ветеран Ликуда в разгар этого дележа поведал мне, что в прошлые годы Нетаниягу было куда легче продавить: «На этой неделе мы насмотрелись сцен, которые вряд ли многие выдержали бы. И вопли, и не самые парламентские выражения, и угрозы»… Похоже, Нетаниягу перенес все это хладнокровно. Политика закаляет.

Согласно официальной версии, особой драмы не было. А вот фарс с дележом министерств на кусочки – таки был. Театр абсурда с изобретением бесконечных названий министерств, не имеющих абсолютно никакого значения – еще как. А вот драмы особой не было. Приближенные Нетаниягу утверждают, что принципом, которым тот руководствовался при дележе портфелей, была «преемственность». Т.е. он стремился раздать министерские посты тем, кто их уже имел. Лишить министра министерского портфеля – слишком решительная мера, на которую Нетаниягу вряд ли решится даже в такой сложной ситуации, как нынешняя. Роскошь продвижения из рядовых депутатов в замминистры и из замминистра в министры – дело прошлое. Это можно было себе позволить раньше, когда Нетаниягу сколачивал правительство по своим лекалам – не в случае с правительством единства после круглого года выборов. «Не сейчас,» – отвечал Нетаниягу тем, кто вымаливал повышение. Правило -«повышают святость, но не снижают» – уже применялось Нетаниягу. В Ликуде с этим столкнулись в 2013 году, когда списки Нетаниягу и Либермана объединились с целью сформировать мощный блок. Тогда многие в списке Ликуда тоже имели твердое обещание заполучить пост министра. Но объединенный список получил всего 31 мандат, и обещания полетели в мусорное ведро. После дележа добычи Ликуду достались всего 7 министерских постов – ровно столько, сколько их было до этого.

Ликудник, считавшийся близким к Нетаниягу, явился к нему в ожидании получить обещанную должность. Но остался с носом: «Я получил высокое место в списке. Почему же я должен оставаться без министерского поста при том, что Лимор Ливнат, замыкающая первую десятку, такой пост получает?» – вопрошал он. А Нетаниягу ответил: «Ты прав. Но она уже занимает пост министра, так что же ты хочешь, чтоб я ее уволил?»… Это же правило было задействовано и сейчас. Некоторые в верхушке Ликуда поняли, другие предпочли промолчать, третьи бесились. «Нас ни в грош не ставят! Мы расставляем все по местам на праймериз, а потом является Нетаниягу и все перетасовывает, оставляя без постов тех, кто занял места в первой десятке и даже первой пятерке!» – говорили одни. Другие не спешили протестовать. Ведь место в списке издавна было всего лишь одним из доводов. Гидеон Саар, как и ожидалось, остался с носом. Он и вряд ли ожидал чего-то иного. Саар одержал победу, продравшись в первую пятерку после трехлетнего перерыва и пойдя против главы правительства. Он попросил только дать ему возможность уговорить партию «Ямина» войти в правительство, из чего тоже ничего не вышло. Нетаниягу позаботился ослабить лагерь Саара, назначив близких к нему Йоава Киша замминистром здравоохранения, а Хаима Каца – председателем комиссии по труду и соцобеспечению. Вместе с тем, вероятно, многие из разочарованных ликудников сейчас начнут посматривать в сторону лагеря Саара. В отличие от Барката, который так много обещал и которому так много обещали, оставив ни с чем, Саар не ждет у моря погоды. Он уже заявил о своих намерениях на праймериз.

А пока начинает сплачиваться и готовиться к серьезному противостоянию оппозиция. Канцелярии председателя оппозиции Лапида и лидера НДИ Либермана отделяют считанные метры. Свежеиспеченные соседи шутят, что теперь им, дескать, ни к чему встречаться в Вене, можно просто постучать в дверь… Я побеседовала с Авигдором Либерманом. Он утверждает, что считает себя победителем на выборах и вовсе не жалеет, что остался за бортом этого правительства.
-У вас нет ощущения, что вы проиграли? Ведь прежде все зависело от вас, а теперь вы оказались за бортом всего. Те, кого вы критиковали, заседают в правительстве, а вы – депутат от оппозиции…
АЛ: — На последних выборах главную победу одержали партия НДИ и я лично. Мы и только мы доказали, что есть еще партии и политики, для которых принципы важнее кресел. В отличие от партий, которые не имели никаких шансов попасть в правительство Нетаниягу (например, МЕРЕЦ), мы постоянно находились под тяжелейшим давлением, и чем только нас не соблазняли. Хотя официальных переговоров не было, посланцев и курьеров хватало. Мы без проблем могли заполучить пост и.о.премьера, Минобороны и МВД. В отличие от всех прочих фракций оппозиции, мы могли, войдя в правительство, заполучить в плане назначений все, что захотим. Но мы, в отличие от прочих, доказали, что для нас обещания избирателям важнее всего. Что наше слово твердо».

-Принципы — это хорошо, но в оппозиции у вас не будет никакого влияния. Вы настаивали, что недопустимо оставлять центры влияния в руках ортодоксов, но именно это и произошло…
АЛ: — Да, очевидно, что ортодоксы заполучили все, что им угодно и сверх того. Такого они не заполучали со времен разрушения Второго Храма. Такой богатой добычи у них еще не было. Ничего в экономике теперь не может делаться без них. Они заполучили Финансовую и Экономическую комиссии, им хотят отдать еще и Законодательную. МВД, Минжилстрой, Земельное управление, Плановая комиссия – все в их руках. То есть, Нетаниягу с Ганцем распродали по дешевке все интересы светского, традиционного и религиозно-сионистского населения. Все продано ортодоксам. Когда мы в последней избирательной кампании заявили, что Биби и Ганц пустят страну с молотка ортодоксам, нас подняли на смех. Теперь наша правота очевидна всем.
-Так не лучше ли было войти в правительство, чтобы влиять изнутри?
АЛ: — Проблема с ортодоксами в том, что их самих надо избавить от диктата верхушки партий ШАС и Яадут а-Тора. Эти партийные структуры не имеют ничего общего с еврейской религией. Все, что делают эти партии, это попросту святотатство. Ортодоксальных граждан надо избавить от их же политиков. Как? Прежде всего, их надо иссушить в оппозиции.
-Но пока что именно это делают с вами…
АЛ: — Я много лет работал с ортодоксами в коалиции. Но в последние годы они потеряли всякий стыд, стали хватать все, что плохо лежит. С ними стало невозможно ни о чем договариваться. Их слово гроша ломаного не стоит. О чем бы с ними не договаривались, если им что-то не нравится, они все пускают под откос. Думаю, Нетаниягу им столько дал, что у них началось головокружение от успехов. В последнюю каденцию я заключил с ними ряд договоренностей – и по поводу Закона о призыве, и по поводу налогообложения, и по поводу распорядка молитв у Стены плача, и по поводу гиюров. Были достигнуты договоренности, вопрос Стены плача был утвержден правительством, а потом они все это выбросили в корзину.  Закон о призыве с их же согласия был утвержден в 1-м чтении, а потом Лицману захотелось стать святее Папы Римского.
Хотя между Еш атид и НДИ масса принципиальных разногласий, но в одном Лапид и Либерман согласны: пятое правительство Нетаниягу полную каденцию не продержится. Либерман объясняет свой прогноз так:

«Сколько веревочке ни виться… Правительство сформировано несколько дней назад, а они все никак не могут поделить парламентские комиссии. Такого я не припомню – коалиция сформирована, а комиссии Кнессета не могут начать работать. Ликудники говорят только о том, как разобижены Нетаниягу и резиденция на улице Бальфур интервью, которое Ганц дал Илане Даян. Слишком много там напряжения, обид, противоречий. И не припомню, чтобы формирование правительства вызывало такое отвращение у широкой общественности. Это просто грабеж среди бела дня, стыд и позор. Правительство, вроде бы, сколочено ради стабильности, из-за чрезвычайной ситуации. Какая уж тут стабильность! Канцелярия главы правительства должна перейти из рук в руки четырежды за одну каденцию. Важнейшие ведомства – Минобороны, МИД, Минстранс через полтора года должны отойти в другие руки. Сплошные трения, сплошное дублирование функций. Такое правительство просто не может быть стабильным. Я вчера спросил одного из старейших и очень видного депутата от коалиции – сколько, по его мнению, эта коалиция продержится. Он спросил в ответ, а что я думаю. Я ответил: год, не больше…
-Серьезно?
АЛ: — Даже если оно продержится полтора года, и даже если Нетаниягу всерьез вознамерится выполнить договоренность о ротации (во что лично я не верю), в дело вмешается БАГАЦ, ведь нет в законе такого понятия как «параллельный глава правительства». Уйдя с поста главы правительства, вы становитесь рядовым депутатом Кнессета. Кстати, далеко не случайно  НДИ была единственной партией, не подававшей сейчас исков в БАГАЦ. Потому что на данный момент БАГАЦу вмешиваться попросту не во что. В законе четко прописано, что глава правительства может оставаться на своем посту до вынесения ему окончательного приговора. Черным по белому. Кстати, единственные, кто голосовали против этого закона, были лично я и вся фракция НДИ. Мы предостерегали уже тогда. Но вот когда и, если Нетаниягу станет главой правительства в запасе – действующий закон к нему уже будет неприменим. Просто потому, что закон не предусматривает такого статуса.
-И что тогда?
АЛ: -А они сами оговорили, что как только Нетаниягу перестает быть главой правительства, идут на выборы. http://xprt.co.il/journalism/6495?fbclid=IwAR1H2sS0xbr5vVpGrVnH0syDFvJ4y-u463-qVMi4PRJvCL6M0qdR03s7Jz0

Tags: Аналитика и публицистика, Современность и политика, евреи и Израиль
Subscribe

  • Андрей Сметаненко. Немного про Фейсбук

    Немного про Фейсбук, ставший площадкой для пропагандистских машин. Когда я только начинал пользоваться Фейсбуком, я думал что это место где…

  • Андрей Сметаненко. Из гнили в гниль

    Мы попали из гнили коммунизма в другую гниль Рассказывают, что в свое время директора ЦРУ Аллена Даллеса вызвали в Конгресс, где с пристрастием…

  • Софья Рон-Мория: Без помех

    Софья Рон-Мория: Без помех Кречневский хасидизм, маленькая группа, стоит несколько особняком и представителей в списке ЯТ не имеет. И…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments