Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Categories:

Оперная певица-репатриантка страдает от голода из-за карантина: стакан гречки на неделю

Оперная певица-репатриантка страдает от голода из-за карантина: стакан гречки на неделю.
Наталья Дигоре 20 лет отдала оперной сцене, а сегодня боится остаться без крыши над головой. В откровенном интервью "Вестям" она рассказала, что это такое - неоплачиваемый отпуск.
Ноа Лави.
Наталья Дигоре. Личный архивНаталья Дигоре
(Фото: личный архив).
Министру, заявившему, что в Израиле никто не голодает из-за коронавируса, стоит услышать историю Натальи Дигоре. "Во время карантина у меня кончилась еда и не на что было ее купить. Я сварила стакан гречки, разделила на неделю и ела маленькими порциями, чтобы не упасть в обморок от голода", - рассказала в интервью "Вестям" певица Израильской оперы Наталья Дигоре. Уже 5 месяцев она находится в неоплачиваемом отпуске и не знает, когда театрам снова разрешат работать. В среду, 15 июля, Наталья поведала "Вестям" свою историю.


Наталье Дигоре 48 лет. Она репатриантка из Кишинева, в Израиле живет одна. На бывшей родине она закончила консерваторию, вышла замуж и в 1996 году репатриировалась с супругом в Израиль.
Наталья Дигоре. Личный архивНаталья Дигоре на сцене
(Фото: личный архив)
Через пять месяцев после приезда Наталья поступила в Академию музыки имени Рубина, а в 2000 году начала работать в хоре Израильской оперы.

Увы, семейная жизнь Наташи не сложилась, она разведена и может рассчитывать только на себя.

Зарплата в хоре была нестабильной и до эпидемии: "Я проработала в Израильской опере почти двадцать лет, с перерывом на несколько лет, когда из-за болезни мамы пришлось переехать в Хайфу и устроиться работать в компанию по освещению и звуку. Меня приняли туда без опыта, и я была очень признательна за возможность приобрести дополнительную профессию, так как в оперном хоре нет постоянной зарплаты. Наш заработок зависит от количества репетиций и спектаклей, а между сезонами каждый выживает как может. Это очень непросто, ведь надо оплачивать съемное жилье, счета".

Несколько лет Наталья работала осветителем, постоянно разъезжая по стране и выполняя тяжелую физическую работу. Затем вернулась на оперную сцену и вынуждена была переехать в центр страны.

"Дорогу нам оплачивали лишь частично, а спектакли были в четверг вечером, в пятницу днем, общественный транспорт на обратном пути уже не ходил, машины у меня нет, а такси стоит астрономических денег, - говорит Наталья. - Но я была счастлива снова петь, работать с людьми, которых ценю и которыми восхищаюсь".

Летом прошлого года женщина нашла маленькую квартиру в Рамат-Гане, в театре начался новый сезон, новые постановки. Наталья надеялась, что теперь ее жизнь изменится к лучшему.

Однако в середине марта 2020 года, во время генеральной репетиции оперы "Евгений Онегин" на сцену поднялся директор Израильской оперы. При его словах все музыканты, одетые в сценические костюмы, замерли.

"Директор извинился перед нами за то, что вынужден отменить репетиции и премьеру - минздрав ограничил число зрителей, и мы не могли продолжать работу. Многие тогда плакали. Мы сняли костюмы и разбрелись по домам. Никто и не думал, что с этого момента нас отправят в неоплачиваемый отпуск, которому по сей день не видно конца".
►"Три дня не ела, потому что кончились деньги"
Наталья Дигоре. Личный архивНаталья Дигоре на демонстрации работников сферы искусства
(Фото: личный архив)
Первые несколько дней после начала неоплачиваемого отпуска (ХАЛАТ) Наталья пыталась зарегистрироваться в Службе трудоустройства, но сайт ведомства рухнул под наплывом посетителей.
"Я вставала в 3-4 часа ночи в надежде, что людей в сети будет меньше и удастся подать документы на пособие по безработице. Однажды это удалось, и перед Песахом я получила первую выплату - 3000 шекелей. Они помогли мне кое-как свести концы с концами. Но затем положение стало стремительно ухудшаться".
Минус на счету рос, Наталья стала плохо спать по ночам, пытаясь придумать хоть какой-нибудь способ добыть деньги для оплаты долгов.
"В какой-то момент денег не было совсем. Дошло до того, что я три дня не ела. Потом нашла дома стакан гречки, сварила и разделила на маленькие порции, чтобы хватило на неделю. Хозяева квартиры пошли мне навстречу, отложили платеж за съем. Но я сама понимаю, что нельзя откладывать его больше чем на месяц, потому что не из чего будет возвращать долг".

- Почему вы не попросили помощи - у коллег, соседей, друзей?

"Мне было неудобно, ведь всем сейчас тяжело. Я пошла в банк за ссудой, но мне отказали", - отвечает она.
До конца сентября Наталья имеет право на пособие по безработице, но его с трудом хватает на оплату квартиры, скромного питания и выплат по ссуде, взятой на лечение матери.
"Больше всего пугает полное отсутствие перспектив. Уже очевидно, что на сцену вернуться в скором времени не удастся, да и осветителем работать негде. Я искала работу, но все, что предлагали, было даже ниже пособия по безработице - и это за 12-14 рабочих часов!

Когда-то я подрабатывала уборщицей, но химические средства вызвали у меня раздражение сетчатки глаза и повлияли на голосовые связки, а это ведь мой рабочий инструмент", - сетует Наталья.
14 июля в новостном выпуске 12 канала израильского телевидения показали сюжет о тяжелой ситуации, в который оказались работники искусства в связи с эпидемией коронавируса. Была упомянута там и Наталья Дигоре, которую журналисты нашли в связи с просьбой о получении продовольственного набора.

"У меня просто кончились силы. Я увидела публикацию о том, что можно обратиться за помощью и получить немного продуктов. Я уже была готова на все... После телерепортажа мне позвонили коллеги из хора и несколько незнакомых людей с предложением помощи. Сегодня коллеги из симфонического оркестра Ришон ле-Циона привезли крупы, консервы. Я приняла это все со слезами благодарности. Ведь я знаю, что мои товарищи по сцене сами в тяжелом положении. У нас в хоре много репатриантов, все они сейчас ищут заработок. У меня нет слов выразить свою благодарность каждому, кто готов делиться с другими в такой тяжелый момент".

- Вы верите обещаниям правительства оказать финансовую помощь гражданам, потерявшим заработок из-за эпидемии?

- Если бы правительство хотело оказать реальную помощь - оно бы это давно сделало. Люди на грани срыва, просвета не видно, нас лишь запугивают, штрафуют и не дают никакой перспективы или надежды. Сейчас на улице очень жарко, в маске я просто задыхаюсь, но панически боюсь ее даже на минуту спустить - у меня нет 500 шекелей для оплаты штрафа. Все это заставляет думать, что наших криков о помощи никто не слышит...

Дигоре говорит, что в других странах правительства ищут способ поддержать работников сферы искусства, организовать трансляции оперных спектаклей и постановок, выступления на открытом воздухе, понимая важность культурных мероприятий и необходимость целой индустрии зарабатывать на пропитание. Но в Израиле об этом пока речи не идет.

- Когда-то артистов ценили, даже во время Второй мировой войны именно музыканты, певцы и актеры отправлялись на линию фронта поддерживать солдат в окопах. А сейчас к нам относятся, как к дармоедам, которые имеют наглость что-то требовать. Я уверена, что найти выход для работников нашей сферы можно, но не знаю, заинтересованы ли в этом те, кто отвечает за руководство государством.https://www.vesty.co.il/main/article/By1NDOn1w
Tags: Биографии, Искусство и культура, Современность и политика, евреи и Израиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments