Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Category:

«Красный герцог» Эфиопии

«Красный герцог» Эфиопии.
В истории Эфиопии ХХ века особое место занимает рас Имру Хайле Селассие (рас – феодальный титул, сопоставимый с герцогским). Двоюродный брат последнего императора Хайле Селассие, Имру, потомок царя Соломона и царицы Савской, герой войны с итальянцами 1935-36 гг. и смелый реформатор, он остался в памяти эфиопов как «красный рас».
Имру родился в 1892 г. в аристократической (по российской терминологии – великокняжеской) семье. Он с детства дружил с будущим императором, тогда ещё носившим имя Тэфэри Маконнын: их обоих воспитывал отец Имру, рас провинции Шоа Абайнех Хайле Селассие (Хайле Селассие «Сила Святой Троицы» – традиционное имя членов эфиопского императорского рода).

Рас Имру

Рас Имру.
1916-30-е годы в Эфиопии (тогда – Абиссинии) были временем непрерывных феодальных смут. Император Лидж Иясу (1913-16 гг.) внезапно перешёл из традиционного христианства в ислам и попытался вовлечь страну в Первую Мировую войну на стороне Германии и Турции. Против него выступила христианская знать и церковь во главе с вдовствующей императрицей (женой деда императора) Заудиту. Лидж Иясу был свергнут и заточён в тюрьму, но война между эфиопскими христианами (сторонниками Антанты) и мусульманами (сторонниками Четверного союза) продолжалась год и была чрезвычайно разрушительной. В этой войне участвовали и Тэфэри, и его брат и верный друг Имру.
После разгрома мусульманского восстания Тэфэри стал регентом, а его правой рукой – Имру. Два молодых аристократа, получившие неплохое образование, возглавили т.н. младоэфиопское движение. Младоэфиопы, вдохновлённые примером Японии, хотели провести в Эфиопии радикальные реформы и превратить одну из самых отсталых стран мира в современное государство.
Это было задачей чрезвычайной сложности: в Эфиопии больше тысячи лет назад сложился раннефеодальный строй, примерно соответствующий варварским королевствам, созданным на развалинах Римской империи в V-VI веках. В VII веке ислам распространяется в соседней Аравии и Северной Африке, окружив к VIII веку христианскую Эфиопию кольцом своих владений. Первая христианская страна Африки оказывается в военно-политической блокаде на тысячу с лишним лет, превратившись, по сути, в осажденную горную крепость. Социальная структура и экономика страны не развивались. Крестьяне обрабатывали землю даже не столько сохой, сколько мотыгой – как в Древнем Египте. Даже в 1920-х гг. в стране не было собственной денежной единицы – её заменяли британские, французские, итальянские деньги, даже австрийские талеры XVIII века, куски железа и бруски соли.
Храм Святого Георгия в Лалибэле, целиком вырубленный из камня (XII век)
Храм Святого Георгия в Лалибэле, целиком вырубленный из камня (XII век). Более того: успешная (тысячелетняя!) война с миром ислама, многократно превосходившим Эфиопию по населению и ресурсам, сыграла с этой страной злую шутку: эфиопы поверили, что их уклад жизни не нуждается в реформировании. Это убеждение ещё более окрепло после успешного отражения итальянской агрессии: в 1896 г. эфиопская армия, получившая определённую помощь от России, наголову разбила итальянцев, несмотря на их огромное техническое превосходство. Эфиопы окончательно уверились в том, что для сохранения независимости им нужно всего лишь получать кое-какое вооружение из развитых стран.
Поэтому реформаторские идеи младоэфиопов не находили понимания у эфиопской знати. А больше им опереться было не на кого: была ещё крайне архаичная эфиопская церковь, тоже застывшая в раннем средневековье, крепостные крестьяне, рабы и совсем примитивные племена. Крайне малочисленное городское население тоже было структурно средневековым, ни о каком среднем классе или более-менее современных бизнесменах не могло быть и речи. Грамотность населения составляла всего 3-5% - дворяне, священники и часть торговцев.
Типичная эфиопская деревня
Типичная эфиопская деревня. Регент Тэфэри в 1924 г. запретил рабство и работорговлю, но запрет совершенно не выполнялся. В стране появилось несколько светских школ, а десятки молодых эфиопов отправились получать образование в Европу. В 1920 г. в Аддис-Абебе появилась первая типография под названием «Свет и мир», с 1923 г. началось издание газет и журналов. Государственный аппарат и судебная система преобразовывались по европейским образцам, но фактически это были «потёмкинские деревни»: префекты, главы департаментов и судьи были лишь кое-как обучены читать и писать, и работали так же, что 100, 300 и 500 годами раньше. Власть на местах оставалась в руках феодалов и племенных вождей, которые менять ничего не желали.
Имру, признанный вождь младоэфиопов, хотя и был правой рукой регента, не получал никакого официального поста из-за сопротивления консервативного дворянства. В 1930 г. Тэфэри был коронован в качестве 225-го императора Эфиопии под именем Хайле Селассие I. В 1931 г. императорским указом была принята Конституция (подобно Манифесту 17 октября 1905 г. в России), но Эфиопия не стала конституционной монархией: основной закон страны закрепил самодержавный принцип власти. Тогда же был созван двухпалатный парламент, но с настоящей парламентской системой он имел мало общего: депутаты верхней палаты назначались императором, а нижней – делегировались крупными феодалами и племенными вождями. Показательно, что Имру не стал главой правительства, как рассчитывали младоэфиопы, и только в 1932 г. он получил титул раса провинции Годжам, правитель которой восстал против императора, освободил из заключения свергнутого Лидж Иясу и развязал войну. Имру подавил восстание, водворил императора-мусульманина обратно в тюрьму и возглавил провинцию. Он энергично проводил реформы: в Годжаме впервые в Эфиопии появилась система налогообложения европейского типа, строились школы и дороги. Крепостные и даже рабы получили право на судебную защиту и неприкосновенность имущества. Несмотря на то, что торговля и земледелие в Годжаме начали бурно развиваться, местная знать противилась преобразованиям, и Имру пришлось подавить несколько мятежей.
Тем временем император отошёл от реформаторских идей: он терпел «чудачества» Имру в Годжаме, но не собирался внедрять их во всей Эфиопии. Его политика напоминает путь Александра I в африканском варианте: от радикального реформаторства к жёсткому консерватизму. В первой половине 1930-х гг. в Эфиопии было построено всего 20 школ, несколько больниц, проведены телеграфные линии, начал печататься эфиопский доллар и открылся первый банк, но новые деньги использовались только в городах. Также было принято два повторных указа об освобождении рабов, но они, как и первый, не исполнялись. Провалилась и попытка построить современный оружейный завод: этому воспротивились Англия, Франция и Италия, колониальные владения которых окружали Эфиопию.
В 1935 г. Муссолини отправил армию на завоевание Эфиопии. Хотя итальянская армия имела низкую боеспособность, а у личного состава отсутствовала мотивация (итальянцев не вдохновили призывы «отомстить дикарям за позор поражения 1896 г.»), никаких шансов на успешное сопротивление у Эфиопии не было. Эфиопская армия имела боеспособную императорскую гвардию, обученную шведами и бельгийцами, но она насчитывала всего 10 тысяч человек, а современных винтовок – вдвое меньше. Вместо армии эфиопы противопоставили итальянцам с их танками и авиацией, ополчения, возглавлявшиеся феодалами и племенными вождями – с разнотипным устаревшим оружием (часто – с луками и мечами), 200 старых орудий, 5 танков Рено-17 Первой Мировой войны и 12 разведывательных самолётов, из которых в рабочем состоянии было только 3. Численность эфиопов, мобилизованных на фронт, неизвестна: от 360 до 750 тысяч человек, которых в походе часто сопровождали жёны и даже дети.
Эфиопские военачальники - расы Каса, Сыюм и Гетачоу
Эфиопские военачальники - расы Каса, Сыюм и Гетачоу. Тем не менее эфиопы оказали агрессорам героическое сопротивление. Рас Имру со своим годжамским ополчением, единственный эфиопский военачальник, сумел отбросить итальянцев. 15 декабря 1935 г. ударный отряд его ополченцев проник в тыл итальянских войск недалеко от города Адуа (где 40 годами раньше эфиопы разгромили итальянцев) и разбил итальянский батальон.
Атака эфиопских солдат
Атака эфиопских солдат. Ободрённые эфиопы атаковали и на соседних участках фронта: итальянцы оказались отброшены от древней эфиопской столицы Аксума. 20-21 января 1936 г. агрессоры использовали против отрядов Имру отравляющие газы: большая часть его ополченцев погибла. Имру, отступив с остатками своих войск к озеру Ашэнге, возглавил объединённое войско численностью примерно в 40 тысяч человек. Ситуация для эфиопов быстро ухудшалась. Итальянцы, вторгшись в Эфиопию, объявили, что несут на своих штыках освобождение рабам, но по разным причинам это не произвело на тех никакого впечатления. Тогда итальянцы сменили тактику: они объявили, что идут освобождать… мусульман, угнетённых христианской монархией. Это сопровождалось щедрым подкупом мусульманских племенных вождей. Султан племени данакиль, на которого рассчитывал император, перешёл на сторону итальянцев, помог им преодолеть страшную соляную пустыню и ударить эфиопам в тыл. В группировке, которой командовал Имру, взбунтовались солдаты-мусульмане из племени оромо. Воспользовавшись мятежом, в марте 1936 г. интервенты бросили против армии Имру 90-тысячную группировку. В ожесточённом бою у Шире эфиопы потерпели поражение, но Имру сумел отвести остатки войска и соединиться с основными силами, которые возглавил сам император. Он принял роковое решение – дать агрессору решительное сражение. 31 марта 31-тысячная эфиопская армия, которую фактически возглавлял Имру, атаковала 125-тысячную итальянскую, располагавшую, помимо мощной артиллерии и авиации, 276 танками, в районе Май-Чоу. В течение суток эфиопы, неся огромные потери, теснили итальянцев – они пытались навязать интервентам рукопашный бой, и несколько раз им это удавалось. Но 1 апреля эфиопские силы выдохлись и были остановлены. 2 апреля итальянцы нанесли по эфиопам сокрушительные удары с воздуха, а потом перешли в общее наступление. Императорская гвардия почти полностью погибла; всего было убито и ранено около 3/4 личного состава эфиопской армии. Была потеряна вся артиллерия. Остатки армии распались на отдельные группы. Против продолжавших сопротивляться эфиопских частей итальянцы применяли фосген и иприт. Император покинул то, что оставалось от армии, и уехал в Аддис-Абебу, а Имру собирал уцелевшие отряды для продолжения войны.
В Аддис-Абебе император собрал свой двор, погрузил его в эшелон и отбыл во Французское Сомали (ныне – Джибути), оставив Ирму регентом. 5 мая 1936 г. итальянская армия заняла столицу Эфиопии. Муссолини балкона Палаццо Венеция объявил о победе над Эфиопией. Король Италии В.Эммануил III объявил о присоединении Эфиопии к колонии Итальянская Восточная Африка.

Имру, собрав отряды (15 тысяч человек), не утратившие волю к сопротивлению, и занял провинции Годжам, Уолло и Уоллега. К нему присоединился другой храбрый командир – рас Деста. Для сдерживания оккупантов в районе столицы были оставлены эфиопские отряды во главе с А.Арегаем и Ф.Мариамом. В июне итальянский десант попытался захватить раса Имру, но был атакован и уничтожен в ночном бою. Началась затяжная партизанская война, в которой итальянцы противопоставили очень плохо вооружённым партизанам 200-тысячную армию с 300 самолётами. Тем не менее партизаны сражались отчаянно, атакуя даже крупные города. Имру не мог координировать деятельность партизан из-за отсутствия средств связи, и на деле командовал только отрядами в Годжаме и соседних провинциях. Положение Имру осложнялось тем, что на его территории разгорелась гражданская война между верными ему и перешедшими на сторону оккупантов мусульманами-оромо. В июле 1936 г. союзный Имру шейх Ходжалы потерпел поражение, и Имру лишился контроля над золотыми рудниками, на доходы от которых он надеялся покупать оружие и боеприпасы за границей.
Итальянцам удалось привлечь на свою сторону не только мусульманские племена, но и многих феодалов-христиан. В итальянскую армию вербовались и освобождённые рабы – им больше некуда было идти. Огромное впечатление на эфиопов произвело бегство императора за границу: такого не случалось никогда в истории страны. Всё население Эфиопии было ополченцами, подчиняющимися своим командирам-феодалам, а император воспринимался ими как командир над командирами, который должен вести их в бой. Рас Имру изо всех сил доказывал соратникам, что императору нельзя было попадать в плен к итальянцам, и он правильно сделал, что спасся. Верили ему с трудом. Многие партизаны считали, что рас Имру должен объявить о низложении Хайле Селассие и провозгласить императором себя: эфиопы готовы были пойти за героем. Некоторые партизанские вожди вообще требовали упразднения монархии и провозглашения республики. Но Имру, будучи аристократом и следуя кодексу чести вассала, пресекал такие разговоры.
В ноябре 1936 г. итальянский корпус, используя тактические десанты и многочисленную авиацию, при поддержке феодалов-предателей начал решительное наступление на территорию, контролировавшуюся отрядами Имру и Деста. 26 ноября пала временная столица Эфиопии - город Горе. Одновременно оккупанты захватили провинцию Джимма – житницу страны, лишив войска Имру продовольствия, а к северу от Аддис-Абебы итальянцы разгромили партизан, возглавлявшихся Аберрой и Ваудой - сыновьями ещё одного героя Сопротивления, раса Касса. Оба партизанских вождя попали в плен и были немедленно расстреляны.
Отряды Имру, под непрерывными бомбардировками, отходили в горы, пока 21 декабря не были окружены и прижаты к реке Годжаб. Имру со своими людьми сложил оружие: из 15-тысячной армии в живых оставалось только 800 человек. Итальянцы не решились казнить прославленного полководца, и заключили его в тюрьму на острове Понца в Средиземном море. До капитуляции Италии в сентябре 1943 г. итальянцы не прекращали попыток склонить раса на свою сторону, но безуспешно.
С другими эфиопскими аристократами, сохранившими верность родине, захватчики не церемонились. Рас Деста, сражавшийся с Имру, воевал до февраля 1937 г., когда его отряд был разбит, а Деста захвачен в плен и убит. После его гибели официальным лидером партизан стал рас Микаэль Гебрэ Имру – двоюродный брат раса Имру, воевавший с оккупантами в провинции Тыграй. Его, «многократно раненного, взяли в плен. Поскольку под понятие "бандитизм" подвести раса было никак невозможно, - все-таки официальный наместник императора, с полномочиями на ведение войны, да еще и бывший представитель в Лиге Наций, - был устроен суд, - с задачей не осудить, а любой ценой убедить подсудимого присягнуть королю Виктору-Эммануилу, как императору Эфиопии по праву завоевания. Что оказалось невозможным: пленник - он не мог стоять на ногах, и ему позволили сидеть на стуле, - отвечая на все вопросы, касающиеся его, стоило лишь заикнуться о присяге, повторял одно и то же: этого не будет, потому что Эфиопия не завоевана. В конце концов, не выдержав, председатель трибунала сорвался и заорал что-то насчет "черножопой макаки, которая тут права качает" или нечто типа того. И тогда, как писал военный корреспондент Джованни Винченца, "эфиоп поднял голову, очень тихо, но так, что каждое слово его казалось громким, сказал: "Я - потомок сорока поколений воинов, мой род восходит к Менелику, Соломону и царице Савской. Твои, миланский колбасник, оскорбления не могут меня задеть. Встать!", - и, клянусь Святой Девой, не раздумывая, вскочили со стульев не только судьи, но и весь зал, в том числе и я. Признаюсь, не могу понять, что сорвало меня с места". Спустя полчаса рас Микаэль Гебрэ Имру был приговорен к смерти, а утром следующего дня, 73 года назад, 27 апреля 1938 года, казнен. Расстрельный взвод, - эфиопы, служившие итальянцам, - отказывался исполнять приказ, хотя бы и под страхом виселицы, однако приговоренный, попросив командира, сержанта Вольдэ Ычагоу, приблизиться, отдал ему свой крест со словами: "Возьми, сынок, и делай то, что должен. Стреляйте, когда я прикажу, и цельтесь лучше. Я не сержусь, я вам верю, ведь вы - эфиопы". Залп был смертельным, рас не мучился. За отменную работу люди сержанта Ычагоу получили денежную премию и увольнительную, из которой не вернулся ни один. Той же ночью весь взвод, прихватив оружие, ушел в горы» (http://putnik1.livejournal.com/1075382.html).
В 1941 г. английские войска при поддержке эфиопских партизан освободили Эфиопию, и император Хайле Салассие вернулся в Аддис-Абебу. В 1943 г. вернулся и рас Имру – и был назначен советником императора. В стране царила полная разруха, в горах продолжали сопротивляться отряды мусульман и феодалов-предателей, часто под руководством итальянских офицеров. На юге страны восстал сын императора-мусульманина Лидж Иясу - Теодрос Иясу Ремо, для разгрома которого императору пришлось приглашать бельгийцев из Конго. Провинция Тыграй, в которой воевал и героически погиб Микаэль Гебрэ Имру, отказалась признать власть императора, считая его трусом и дезертиром – и эфиопской армии с помощью английской авиации пришлось подавлять восстание бывших партизан. В Годжаме поднял восстание Бэллай Зэллэкэ – крупнейший партизанский командир и соратник раса Имру: его смогли взять в плен только после трёхнедельного сражения.

Партизанский командир Бэлай Зэллэкэ
Партизанский командир Бэлай Зэллэкэ. Имру добивался от императора отмены сословных привилегий и распределения земли среди крестьян, однако сумел добиться только передачи земель, конфискованных у коллаборационистов, и только бывшим солдатам и партизанам. Недовольный ограниченностью реформы, Имру передал крестьянам свои собственные земли – и вызвал гнев императора. Тогда-то за Имру и закрепилось прозвище «красный рас». Император на долгие годы выслал его из страны: Имру побывал послом в Индии, СССР и США. На дипломатическом поприще Имру добился значительных успехов, и император, в знак благодарности, назначил губернатором провинции Годжам его сына – Микаэла Имру. Где тот… сразу начал проводить земельную реформу, за что был немедленно снят с должности и отозван в Аддис-Абебу.
Император Хайле Селассие
Император Хайле Селассие. После войны Хайле Селассие опирался на старую базу – дворянство и церковь, и новую – обученные англичанами армию, полицию и жандармерию. Ни о каких демократических свободах не шло и речи. В госаппарате царили коррупция и кумовство. Экономика не развивалась, и к 1960 г. Эфиопия, самая древняя цивилизованная страна Африки, имела ВВП на душу населения, составлявший 1/16 среднемирового и 1/4 африканского уровня, т.е. он был вчетверо ниже, чем в колониях! Большая часть доходов от экспорта (в основном - кофе и золота) поступала не в бюджет, а в личную казну императора, который вкладывал деньги в экономику. Правда, не в эфиопскую, а в бразильскую и индийскую. В 1955 г. была принята новая Конституция и декларированы демократические свободы, но это ничего не изменило, т.к. предназначалось только для успокоения западной общественности. Неграмотность даже возросла: к 1960 г. неграмотным было 98-99% населения. В 1952 г. бывшая итальянская колония Эритрея вошла в конфедеративный союз с Эфиопией. Уровень жизни в Эритрее был значительно выше, чем в Эфиопии, и там началось движение за независимость, переросшее в 1958 г. в восстание.
В 1958-59 гг. в стране разразился голод, активизировались группы либералов и начало проявляться недовольство в армии. В военной верхушке возник заговор, во главе которого стоял командир императорской гвардии Менгисту Невай, и его брат Гермаме Невай (он был губернатором в двух провинциях, пытался проводить социальные реформы и лишился должности из-за интриг консервативных феодалов). 13 декабря 1960 г., когда император находился с визитом в Бразилии, гвардия захватила правительственные учреждения в Аддис-Абебе. Мятежники объявили о начале прогрессивных реформ. Заговорщики арестовали министров и объявили новым императором наследного принца Асафу Вассена – не спрашивая его согласия. Так же, не спрашивая согласия, премьер-министром они назначили раса Имру.
Казалось бы, у «красного раса» наконец-то появился шанс воплотить в жизнь реформаторские идеи. Однако, как и в 1935 г., его прогрессивные идеи вступили в противоречие с верностью вассала. Имру формально был главой правительства в течение трёх дней, и… ничего не предпринимал. Его целью было сохранение стабильности до возвращения в Аддис-Абебу законного монарха. Несомненно, активное участие Имру в мятеже, или хотя бы его обращение к эфиопам, могло бы в корне изменить ситуацию. Но этого не произошло, и верные императору войска, оправившись от шока, собрались с силами и 17 декабря подавили мятеж. Те мятежники, которые избежали гибели в бою и не нашли смелости покончить с собой, были повешены. Рас Имру спокойно сдал полномочия премьер-министру, назначенному вернувшимся Хайле Селассие – и больше никогда не занимал никакой государственной должности. Он продолжал настаивать на социальных реформах, но император его слушал: он наслаждался новой должностью – президента Организации африканского единства...
Разногласия Имру с императором становились известными в армии и вообще образованным эфиопам, что способствовало падению популярности монарха. Для того, чтобы не ссориться со сверхпопулярным двоюродным братом, император передвигал по карьерной лестнице его сына Микаэла: тот успел побывать замминистра иностранных дел, представителем Эфиопии в ЮНКТАД и министром промышленности и торговли. Он тоже открыто требовал реформ – и тоже ничего не мог добиться.
Всё кончилось в сентябре 1974-го, когда группа левых офицеров свергла монархию. Им удалось убедить Имру лично обратиться к императору с предложением не оказывать сопротивления и сдаться. Тот не решился возражать двоюродному брату, окружённому офицерами. «Красный рас» на закате своих дней всё-таки нарушил свой долг вассала…
Революционное правительство Эфиопии, 1974 г.
Революционное правительство Эфиопии, 1974 г. Больше братьям не суждено было встретиться: военные этого так и не позволили, несмотря на настойчивость Имру. Ему предлагали пост премьер-министра – он отказался, ссылаясь на возраст.
Сын «красного раса» Микаэл Имру, в отличие от отца, согласился возглавить правительство, и был премьер-министром Эфиопии с 3 августа по 12 сентября 1974 г.: тогда еще речь велась не о социализме и коммунизме, а об отмене сословий, аграрной и социальной реформах, и революцию возглавляли военные-демократы - генерал-лейтенант Аман Микаэль Андом и генерал Тэфэри Банти. 12 сентября де-факто лишённый власти император был объявлен лишённым трона, и у Имру-младшего тоже взыграла аристократическая кровь: он подал в отставку.
Убийство (либо смерть в результате неоказания медицинской помощи) Хайле Селассие в августе 1975 г. глубоко потрясла Имру: всё-таки они были вместе больше 70 лет. Старый рас окончательно удалился от дел и прожил остаток жизни затворником. В августе 1980 г. рас Имру скончался, и стал единственным членом императорской фамилии, которого революционная власть удостоила государственных похорон. Марксистские лидеры Эфиопии называли покойного не только героем, но и революционером, и социалистом, и принцем, и «его высочеством»…
Микаэл Имру долгие годы – и при коммунистах, и при антикоммунистическом режиме Мелеса Зенауи – работал в министерстве сельского хозяйства, затем – во Всемирном банке, тоже специалистом по аграрным вопросам. При кровавом режиме Менгисту Хайле Мариама Микаэл не боялся открыто критиковать ситуацию с правами человека в Эфиопии – и ни разу не подвергся репрессиям. В 2008 г. он умер, окружённый уважением всей Эфиопии.
Микаэл Имру

Микаэл Имру***
«Красный рас» Имру, аристократ, демократ и социалист, всю свою сознательную жизнь метался между верностью сюзерену и своими убеждениями. Сама его фигура для эфиопов в течение десятилетий была символом надежды на перемены. Его личность до сих пор воплощает для эфиопов верность, патриотизм, храбрость и заботу о простых людях.  https://zen.yandex.ru/media/id/5c2bb5cbea039800abdc8fd6/krasnyi-gercog-efiopii-5ee4e6a1d6310a389e9d3dc2
Tags: Биографии, Искусство и культура, История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments