Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Categories:

Нападения Русов на восточные страны в X веке. Почему Нестор об этом ничего не написал? В 3-х частях

Алексей Коновалов. Нападения Русов на восточные страны в X веке. Почему Нестор об этом ничего не написал?

Алексей Коновалов.
Походы русов на восточные страны принадлежат числу самых тёмных событий Русской Истории, и, хотя известия, сообщённые восточными авторами, были уже известны в Европе (Chronicon Syriacum Абуль-Фараджа и Annales Moslemici Абуль-Феды в которых говорится о нападении русов на прикаспийские страны, изданы были: первый в 1789, второй в 1790 году), русские историки или не знали о них, или подвергали сомнениям. К первым относятся В.Н.Татищев, И.Н. Болтин, М.М. Щербатов, а также многие другие историки того времени. Н.М. Карамзин коротко изложил сущность повествования арабских историков об отважных вторжениях русов в Грузию и Персию (История Государства Российского). Н.А. Полевой написал немного подробнее Карамзина, но назвал эти рассказы преувеливенными.

Откуда же пошло это неверие в действительность походов русов на восток, хотя по описанию они подобны набегам варягов на Царьград? Да потому что об этом сообщают только арабские писатели, византийцы ничего не упоминают об этом, так же и Нестор, единственный наш историк Древней Руси, также молчит о них.
Так что же, собственно, написали арабы про эти походы? Русы совершили на Восток два отдельных похода, с разницей в тридцать лет. О первом из них написал имам Абуль-Хасан Али известный под именем Масуди, один из славнейших историков Востока, живший в X столетии.
Абуль-Хасан Али ибн аль-Хусейн аль-Масуди (896—956)—арабский историк, географ и путешественник.
Абуль-Хасан Али ибн аль-Хусейн аль-Масуди (896—956)—арабский историк, географ и путешественник.
Это известие содержится в XV главе его сочинения "Мурудж-уз-Загаб уа Маадин-уль-Джавагир" (Золотые луга и рудники драгоценных камней), написанного в Египте в 332 году Гиждры, то есть в 943 году от Рождества Христова:

"После 300 года Гиждры пришло к ним около 500 русских судов, из коих в каждом было по сто человек. Вошедши в пролив Нейтуса (в других списках Pontus Euxinus —Чёрное море), который соединяется с рекою Хазарскою (Волга), они встретили там сильнейший гарнизон царя Хазарского, поставленный для стражи против всякого неприятеля, который мог бы прийти с того моря или из земли, отделяемом рукавом моря Хазарского (Каспийского), соединяющееся с морем Нейтус, ибо в сию сторону приходят для зимовки кочующие орды турок гузов (в русских летописях их называли торками), и так как вода, текущая из реки Хазарской в поолив Нейтуса, иногда замерзает, то гузы переезжают через неё на лошадях, Хоть это и большая река, но она не ломается под ними, окрепнув как камень. Так проникают они в землю хазаров. Если гарнизон, поставленный для стережения их, слаб, то царь Хазарский сам выходит против них, и заграждая переправу через реку по льду, не допускает их вторгаться в своё государство. Летом же туркам невозможно переходить реку."
"Прибыв на судах своих к хазарским караулам, расставленным при устье пролива, русы послали к царю Хазарскому просить розволения пройти через его владения, и рекою Волгой спуститься в море Хазарское, называемое также, как мы выше упомянули, морем Джорджанским, Табарестанским и именами других Персидских областей, обещая ему за это половину добычи, которую возьмут у народов, обитающих у сего моря. Получив на то позволение, они вошли в пролив, дошли до устья реки, и стали подыматься ею до реки Хазарской, которой прибыли к городу Итилю. От него по течению этой реки достигли до самого устья, где она впадает в море Хазарское. Отсюда русы рассыпались по морю в разные стороны, выходя на берег толпами в Джиле (сейчас это Гилян в Иране), Дэйлеме, Табаристане, Абисекуне и Нефтяной Земле (Баку?) до самой области Адербайджанской; ибо от Ардебиля, города, находящегося в Адербайджане—до моря всего три дня пути. Русы везде проливали кровь, уводили в плен женщин и детей, расхищали богатства, производили набеги и предавали всё огню и опустошению.
Все народы, обитавшие возле сего моря, возопили о помощи, ибо с незапамятных времён не видали никакого врага, который нападал на них с моря, где доселе плавали только суда купцов и рыболовов. Русы имели частые битвы с обитателями Джиля и Дейлема, с прибрежными жителями Джорджана и с войсками из Бердаи, Аррана, Бейлекана и Адербайджана, бывшими под предводительством одного из военачальников Ибн Абу-эс-Саджа, и доходили до Нефтяного Берега, находящегося в области Ширванской, и известного под именем Баку. Удаляясь от берегов после набегов своих, русы обыкновенно искали убежища на островах, отстоявших на несколько миль от Нефтяной Земли. Государем Ширванским был тогда Алибен-эль-Гайсем. Наконец жители тех стран вооружились, и, сев на ладьи и купеческие суда, отправились к сим островам, но русы ударили на них, и несколько тысяч мусульман пало в битвах или потонуло. Много месяцев жили русы в сем море, поступая вышеописанным образом, и ни один из окрестных народов не мог ничего им сделать. Опасаясь их нападения, всё народонаселение тех стран было в страхе, ибо это море кругом заселено разными народами.
Награбив довольно добычи и пленниц, русы отправились обратно к устью реки Хазарской, и отсюда послали к Царю Хазарскому условленную часть сокровищ и добычи. Этот Государь не имеет судов, и подданные его в мореплавании не опытны, в противном случае, они могли бы нанести мусульманам великий вред. Аларесия и другие мусульмане, жившие в земле Хазарской, узнав о том, что сделали русы, обратились к Государю Хазарскому:
—Позволь нам,—говорили они,—Разделаться с этим народом, он вторгся в землю братьев наших, мусульман, проливал кровь их и попленил их жён и детей.
Царь не в силах был удержать их, по крайней мере, он известил русов о враждебных намерениях мусульман. Сии последние, собрав войско, потянулись вниз по реке, ища неприятеля. Завидев их, русы сошли с судов своих и стали в боевой порядок против мусульман, к которым присоединилось также множество христиан, жителей города Итиля. Число мусульман простиралось до 15000 вооружённых и на конях. Бой длился три дня кряду. Наконец Господь ниспослал мусульманам победу. Одни из врагов были побиты мечом, другие потонули. Только около 3000 из них спаслось, переправившись на судах на противную сторону реки, смежную с землёй буртасов (этот народ, упоминаемый и в Русских летописях, по словам Масуди, обитал на одноимённой реке, которая, исходя из земли Булгар, впадала в Волгу), здесь, оставив свои суда, они сошли на сушу, но частью были перебиты буртасами, частью булгарами мусульманами, в стране которых искали убежища. Число убитых мусульманами на берегах реки Хазарской простиралось до 30000. С сего времени русы не делали подобных вторжений".  https://zen.yandex.ru/media/id/5d4aa9406c300400ae437955/napadeniia-rusov-na-vostochnye-strany-v-x-veke-pochemu-nestor-ob-etom-nichego-ne-napisal-5f4de01356b32c32bbda8096                                                                                                                                                                                      Нападения Русов на восточные страны в X веке. Почему Нестор об этом ничего не написал? Ч 2.

Мы с вами продолжаем изучать произведения мусульманских писателей X века, посвящённые походам русов на Каспийские страны, и пытаемся понять, почему этих сведений нет в византийских, европейских, а также русских источниках. Если вы не успели ещё ознакомиться с первой частью, можете перейти по ссылке здесь.
Давайте продолжим. В прошлый раз мы читали отрывок из произведения арабского автора Масуди о вторжении русов в Каспийские страны. В подтверждение этому могу привести ещё один коротенький отрывок арабского историка Мир-Зегира эд-Дина Мираши:

"Между тем (перед 914 годом, когда саманиды лишились Табаристана) толпы русов прибыли на кораблях в Табаристан, сделали там высадку и произвели большие опустошения. Саманиды употребили все усилия к их истреблению, и успели совершенно уничтожить этого неприятеля."
Само по себе это известие не особо значимо, но служит вазным подтверждением тексту Масуди. Зегир-эд-Дин упоминает только Табаристан потому, что писал историю только этой страны. Русов он счёл истреблёнными
или потому, что они уплыли на своих судах, и о них не было больше ни слуху, ни духу, или, может быть, тот отряд их, который вышел на берег в Табаристане, действительно был истреблён саманидами.
Таковы известия, сообщённые мусульманскими писателями о первом походе русов в Закаспийские земли. Давайте посмотрим, что они пишут о втором, происшедшем через 30 лет после первого.
О нём упоминают:
1) Шегаб эд-Дин Абу-Абдуллах Якути (575—626 годы Гиждры = 1179—1229 от Рождества Христова) в своём "Моджем уль-Больдан", Географическом словаре :

"Русь есть тот народ, который в ... году, овладев Бердаою, разорял её, доколе Господь не воздал им за то, и не истребил их."
2) Григорий Абуль-Фарадж, более известный под именем Бар Гебрей (1226—1286 от Р.Х.), в своей Сирийской хронике:
"В первое лето царствования Мостакфи (335 год Гиждры=944 от Р.Х), вышли разные народы: аланы, славяне и лазги; они опустошили всю землю от Адербайджана, взяли город Бердау, и, убив в нём 20000 человек, ушли назад."
3) Исмаил Ибн-Али Абуль-Феда (672—732 г. Гиждры=1273—1332 от Р.Х) в своих Мусульманских летописях:
"В сем году(332 г Гиждры=943 от Р.Х), одно из поколений русов, приплыв на кораблях из страны своей по морю Каспийскому и реке Куру, проникнуло до самого города Бердаи. Овладев им, русы предались убийству и грабежу, и, наконец, возвратились восвояси."
Однако, самое подробное известие оставил Ибн-эль-Эсир.

4) Из-эд-Дин Али-Ибн-Мохаммед, обычно называемый Ибн-эль-Эсир Джезери (умер в 630 г. Гиждры=1253 от Р.Х)—историк, уважаемый на Востоке, так же, как и Масуди, в своём сочинении "Камиль-ут-Тарих", Полная летопись, представляет самое подробное описание этого похода:

"В 332 году снова увидели Русов в Хазарском море; они поднялись вверх по реке Куру, и внезапно появились пред Бердаою, столицею Аррана, отстоящего около трёх фарсангов (географический фарсанг равен трём милям, почти пять километров, три фарсанга примерно четырнаднадцать километров) к югу от сей реки. Градоначальник, управляющий столицею от имени Правителя Адербайджанского, выступил против них с отрядом войск Дейлемитских (дейлемиты—народ в северном Иране) и волонтёрами, всего числом более 5000, но русы разбили их в одну минуту. Дейлемиты были переколоты, а бежавшие с поля сражения преследованы до города, из которого спешили спасаться все, которые только могли достать вьючный скот. Вступив в город, русы объявили, что жизнь обитателей будет пощажена. Они сдержали своё слово, и даже должно отдать им справедливость, что они вели себя воздержанно.
Между тем войска мусульманские собрались со всех сторон, но были атакованы русами, они предались бегству. Во время сражения чернь Бердаи, вышед вон из города, стала бросать в русов каменьями, и ругать их во всю мочь. Русы убеждали народ прекратить неприязненные действия, но он не слушался, и удалились только благоразумнейшие. Городская сволочь, особенно пастухи, никак не могли удержаться. Наконец руссы, вышед из терпения, объявили, чтобы в течение недели все жители Бердаи вышли из города. Те, которые имели вьючный скот, отправились, но после назначенного срока довольное число жителей ещё оставалось в городе. Многих из них лишили жизни, 19000 человек, избежавших смерти, русы взяли в плен. Потом, собрав в мечети остальных жителей, от коих можно было надеятся получить хороший выкуп, они объявили, что те, которые не выкупят себя, будут преданы смерти. Один честный человек, христианской веры, принял участие в сих несчастливых, и стал договариваться с русами об их освобождении, назначая за каждую голову по 20 драхм, но заключённые, кроме нескольких благоразумных, отказывались платить этот выкуп. Русы, видя, что им тут ничего нельзя получить, предали их смерти, исключая немногих, которым удалось спастись. Потом сии чужеземцы разграбили город, взяли в рабство детей, и выбрали женщин, которые им понравились. Бедственная участь Бердаи вселила в сердцах мусульманских сожаление и негодование. Повелено было сделать всеобщее ополчение. Правитель Адербайджана, Мохаммед-Ибн-Мусаффир, известный более под названием Эль-Мерзебана (Мерзебан—то же, что и маркграф, пограничный воевода), успев собрать 30000 войска, выступил против русов, но был разбит, вынужден был отступить. После сей победы русы остались уже спокойными, и в продолжении довольно долгого пребывания своего в Бердае, только раз сделали набег на окрестности Меранги, но излишнее употребление плодов произвело между ними заразительную болезнь, жертвою которой погибло большое число их."  zen.yandex.ru/media/id/5d4aa9406c300400ae437955/napadeniia-rusov-na-vostochnye-strany-v-x-veke-pochemu-nestor-ob-etom-nichego-ne-napisal-ch-2-5f4f9ea44ceb137c3d1c6e53
Нападения Русов на восточные страны в X веке. Почему Нестор об этом ничего не написал? Ч 3.

Мы продолжим рассказ Джезери:
"Наконец Мерзебан(Правитель Адербайджана), стараясь всеми мерами избавиться от сих беспокойных гостей (русов), решил прибегнуть к хитрости. Часть войск своих поставив в засаду, с остальными он пошёл против неприятеля, с намерением обратить тыл, для того, чтобы, когда русы станут его преследовать, находившиеся в засаде, по условному знаку, ударили по ним сзади. Действительно Мерзебан напал на русов, и бившись несколько времени, обратился в бегство, но войска его, перешедши за место, где находилась засада, вместо того, чтобы снова обратиться на неприятеля, продолжали бежать, заботясь только о собственном спасении. Мерзебан сам рассказывал одному из друзей моих все обстоятельства сего происшествия: "Я кричал моим войскам,"—говорил он—"чтобы они обратились на неприятеля, с намерением обратить тыл, но меня никто не слушал, так все боялись русов. Видя, что если мои войска будут продолжать бежать, то все погибнут от меча врагов, и что русы, напав потом на находившихся в засаде, и их таком же образом переколят, я решился в эту минуту противостать неверным, хотя при мне был только брат мой и один из офицеров и приготовился к мученической смерти (смерть в бою с неверными мусульмане считают мученической). Дейлемиты, пристыженные моим примером, возвратились, и мы ударили на русов, подав нашей засаде условленый сигнал. Она приняла их сзади, мы дрались храбро и убили у них много народу, между прочим и их предводителя". Остатки русов удалились в цитадель Бердаи, называемую Шегристан. Снабдив её хорошо съестными припасами, они перевели туда своих пленников, собрали пожитки. Правитель Адербайджана обложил сначала эту крепость, но во время осады получил известие, что отряд войск, посланный правителем Мосула и Джезирэ, вступил в Адербайджан для покорения сей области. Известно, что Халифат стал жертвою безначалия, что каждый правитель сделался независимым в своей области, и что Халиф царствует только в Ирак-Араби. Насир-эд-Доувлет, внук Хамданов, наследовавший после отца своего Мосулом и Джезирэ (Месопотамиею), вероятно, хотел воспользоваться затруднительным состоянием своего соседа, чтобы отнять у него Адербайджан. Двоюродный брат его, Абу-Абдуллах-Хусейн, назначенный им для исполнения сего предприятия, приближался уже к Сельмасу, когда Мохаммед-Ибн-Мусаффир, известясь о его походе, оставил часть войск перед Шегристаном, с остальными же пошёл против Хусейна. Вступив с ним в битву, он разбил его войско, состоящее, большей частью, из арабов. В сих обстоятельствах Хусейн получил письмо от Насир-эд-Доулета, который, извещая ено о смерти Главнокомандующего, Тузуна, и о намерении своём идти к Багдаду, повелевал соединиться ним в сем предприятии.
Тузун в продолжении 28 месяцев был полновластным правителем Багдада. В прошедшем году (332 г Гиждры=944 Р.Х), низложив Халифа Моттаки, он возвёл на престол Мостакфи-Биллаха. Теперь, с одной стороны Насир-эд-Доувлет, с другой Ахмет-Ибн-Буе, обладатель Ирак-Аджеми, хотели овладеть браздами правления. По отправлении Хусейна для соединения с братом, Мерзебану нужно было снова обратиться на русов, но в этом не было уже нужды. Болезни между сими иноземцами усилились ещё более с того вресени, как они заперлись в Шегристане. Ослабленные сим, они решились ночью выйти из крепости, унося на плечах лучшее своё имущество. Достигнув берега реки Кура, без всякого нападения со стороны осаждающих, которые не смели их преследовать, они сели на свои суда и отправились. Таким образом, Господь очистил страны мусульманские от сей толпы неверных".
Такая вот история, рассказаная Ибн-эль-Эсиром Джезери. Человек, описывающий события от лица врагов русов, всё-таки не скрывал восхищения их доблестью и силой. Одно только недоразумение встречается в рассказе Ибн-эль-Эсира, но в нём, скорее всего, виноват не он, а французский переводчик Абраам Д'Оссон. По переводу Д'Оссона, И бн-эль-Эсир пишет, "Мерзебан сам рассказал одному из друзей моих (a un de mes amis) обстоятельства его происшествия. Этого никак не могло случиться, потому что с того времени, когда произошло сражение (943 год) до того, когда родился Ибн -эль-Эсир (1160 год), прошло 217 лет. Возможно, Ибн-эль-Эсир писал: "одному из друзей своих", а дальше, вероятно, невнимательность переводчика сделала своё чёрное дело.
Теперь несколько слов о том, почему об этих событиях не написано ни в византийских хрониках, ни в летописи Нестора. Византийцы, подобно Древним Грекам или Древним Римлянам считали себя центром всемирной деятельности, и поэтому записывали в летописи только то, что касалось их самих, а события, произшедшие в других странах упоминались, только если они имели отношения к самой Византии. Греки, если и слышали о нападениях русов на восточных соседей, то мельком, как будто это недостойно их внимания, тем более, они всегда были плохого мнения о мусульманах из-за частых войн с ними. Причём набеги варягов были так часты, что им уже никто не удивлялся.
А почему же наш летописец Преподобный отец Нестор ничего не упомянул об этих славных событиях? Для этого надо знать источники его летописи. Считаются известными три источника:
1) Греческие летописцы.
2) Письменные договоры разных времён, дошедшие до него на русском, или переведённые с греческого.
3) Изустное предание.
l. Из первого источника Нестор не мог заимствовать известий об этих походах, потому что, кроме Константина Багрянородного, никто из Византийских летописцев не упоминает ни об одном из них, а Константина Багрянородного, по всем приметам, Нестор не читал, ничего того, что написано у этого императора, у него нет.
ll.Письменных свидетельств, подобных договорам Олега и Игоря, от походов русов на Восток не осталось, так как из свидетельств Восточных писателей видно, что таких договоров им не́когда и не к чему было заключать. Из этого источника Нестор ничего не мог узнать, за отсутствием самого источника.
lll. Нестор родился в 1056 году, через 143 года после первого, и через 113 лет после второго похода. Следовательно, был отделён от тех событий значительным промежутком времени, в течение которого память об этих событиях могла ослабеть в народе, тем более в памяти остаются преимущественно истории со счастливым финалом. Гордясь своими подвигами, деды стараются передать внукам славу дел своих, чтобы воспламенить их храбрость, и таким образом предание о славной победе передавалось из поколения в поколение. Но кто любит говорить о своих поражениях? Кто из русов, участвовавших в этих походах, и возвратившихся на родину, стал бы охотно рассказывать, что ему и его товарищам не удалось достичь успеха в своём предприятии, что им пришлось спасаться бегством? Такие известия постепенно тускнели, пока совсем не забылись. Возможно, Нестор не знал об этом, потому что жил в Киеве, а известно об этих событиях только в Восточной Руси?
В публикации использованы материалы из статьи В. Григорьева "Походы Руссов на Восток" в Журнале Министерства Народного Просвещения №5 от 1835 года.  https://zen.yandex.ru/media/id/5d4aa9406c300400ae437955/napadeniia-rusov-na-vostochnye-strany-v-x-veke-pochemu-nestor-ob-etom-nichego-ne-napisal-ch-3-5f510bb850251b53036c0df1
   
Tags: Загадки истории, Искусство и культура, История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments