Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Categories:

Гней Помпей Великий: войны в поздней республике

Гней Помпей Великий: войны в поздней республике

Гнея Помпея можно со всей уверенностью называть одним из самых ярких полководцев и политических деятелей Древнего Рима. Имя Помпея, названного Великим ещё в совсем молодом возрасте, ранее уже встречалось в наших текстах. Именно он проиграл длительную и кровопролитную войну за власть с Цезарем, после чего был вероломно убит при попытке бежать в Египет.

Гней Помпей родился 29 сентября 106 года до н.э. Его генеалогическое древо восходит к плебейскому роду с Адриатического побережья, с годами вошедшему в привилегированное сословие всадников. Первый известный представитель династии – Квинт Помпей – был консулом ещё в 141 году. Дед Гнея Помпея – Секст в 118 г. воевал с кельтами в Македонии, отец был полководцем и консулом 89 года.



Гней Помпей

С ранних лет Помпей учился в Риме, а в год консулата своего отца, в самый разгар войны с италийскими племенами, находился в военном лагере. Во время осады Аускула (Асколи-Пичено) молодой Помпей уже присутствовал на военном совете. Когда началась междоусобица 88–87 гг., семья Помпеев поддержала Страбона. Несмотря на политические успехи отца, после его смерти Гней лишился шансов на политическое покровительство знатных родом и соответствующую помощь в построении дальнейшей карьеры. Более того, дом Помпеев в Риме был разграблен из-за непопулярности Страбона, а самого Гнея обвинили в присвоении военной добычи, взятой в Аскуле.

От обвинений его спас протекционизм – за сына бывшего консула заступились цензор Луций Марций Филипп, Гней Карбон, оратор Квинт Гортензий Гортап, а председатель суда Публий Антистий даже решил породниться с Помпеем, выдав за него свою дочь. Этот брак окончательно примирил Гнея Помпея с римским нобилитетом и позволил ему вернуться в политику.

Тем временем в самом Риме велась непрекращающаяся борьба за власть. Когда Луций Корнелий Сулла заключил мир с Митридатом VI и направился в Вечный Город, Помпей отправился в родное поместье в Пицене, надеясь собрать армию и присоединиться к будущему диктатору. Гней Помпей навербовал целый легион из ветеранов армии Страбона и вступил в гражданскую войну, где и раскрыл свой полководческий талант.

Гражданская война 83—82 годов до н. э.

Сулла торжественно приветствовал юного Помпея, которому едва исполнилось 22 года, в рядах своих сторонников. Пока сам Сулла направлялся в сторону Рима, Гней продолжил набирать легионы в Пицене, после чего двинулся в Цизальпийскую Галлию для борьбы с консулом Карбоном. Встретиться им было не суждено – когда Сулла осадил консула и лидера марианцев Гая Мария Младшего, Карбон бросился выручать своего союзника, и Сулла приказал Помпею двигаться прямо на Рим.



 Луций Корнелий Сулла

После взятия Рима и провозглашения Суллы диктатором Помпей во главе шести легионов и девятисот кораблей отправился усмирять остатки последователей Мария в Сицилии, Сардинии и Африке. Избежав крупных сражений, он захватил бежавшего ранее Карбона и казнил его. Казнь поразила римлян: юный полководец Гней Помпей, не назначавшийся сенатором и не объявленный к триумфу, позволил себе казнить римского гражданина, трижды консула Республики – неслыханная дерзость! Впоследствии ораторы, желающие обличить Гнея во время публичных выступлений, неоднократно обращались к этой истории.

Следующей вехой в полководческой карьере Помпея стал поход в Африку, где марианцы собрали армию в 27 000 человек и заручились поддержкой нумидийского царя Гиарбы. Впрочем, среди руин некогда величественного Карфагена, где уже было пролито не мало римской крови, Помпей всё равно не провёл ни одного серьёзного сражения. Он быстро разбил войско Гнея Домиция Агенобарба и казнил пленённого Гиарбу.

Но столь стремительный взлёт Гнея Помпея насторожил Суллу. Диктатор приказал полководцу распустить войска и вернуться в Рим, на что Помпей ответил отказом и потребовал объявления триумфа. Разумеется, требовать триумфа за победу в гражданской войне Рима, то есть, над римлянами, было ещё большей дерзостью, чем казнь Карбона, потому формальным поводом для торжества стала победа над нумидийским царем. Помимо права на триумф Гней Помпей получил прозвище «Magnus» – «Великий», а ему к этому времени едва исполнились 25 лет.

К 78 г. Сулла Счастливый отошёл от дел, удалившись на загородную виллу, где и скончался. За год до его смерти, в 79 году до н.э., Помпей поддержал Марка Эмилия Лепида на консульских выборах, чем Сулла был крайне недоволен – и оказался прав. Когда Лепид отправился на подавление восстания в Этрурии, он сам принял сторону мятежников и даже возглавил их. Для подавления бунта Сенат, разумеется, отправил великого Помпея, наделённого полномочиями пропретора.

Гней решил изолировать очаг восстания в Этрурии, для чего осадил Марка Юния Брута в Модене. Лепид воспользовался тем, что армия Помпея была севернее его, и атаковал Рим, впрочем, безуспешно. Защитники города одержали победу, Лепид с войском бежал на Сардинию, где вскоре умер. Однако Гражданская война в Республике не утихала –последователи Мария бежали в Испанию, где присоединились к армии Сертория.

Серторианская война

Римский Сенат не раз сталкивался с тем, что полководцы, пользуясь огромным авторитетом своего войска, отказывались подчиняться приказам из столицы. За примерами не надо далеко ходить: Гней Помпей не подчинялся диктатору Сулле, Гай Юлий Цезарь – Сенату. Такая же история произошла и с военачальником Квинтом Серторием, обосновавшимся в Испании и начавшим войну против Рима.



Монета, чеканенная Квинтом Серторием

Квинт Серторий отличился во боях с кимврами (105 г. до н.э.), тевтонами (102 г. до н.э.), во время войны с италийскими племенами командовал армией, был удостоен триумфа. В Гражданской войне поддержал Мария и бежал из Рима с приходом Суллы. Потому совершенно не удивительно, что бывшее войско Лепида было встречено им с благосклонностью – война марианцев с сулланским Римом была в самом разгаре. Более того, Серторий к тому времени перешёл на сторону взбунтовавшихся испанцев, организовал и вымуштровал их отряды и успешно громил все республиканские легионы, присылаемые для подавления этого движения.

Для преследования марианцев Помпей собрал армию в 30 000 пехоты и 1000 всадников и двинулся в Испанию через Нарбонскую Галлию. Летом 77 года Гней усмирял бунтующие галльские племена, и в 76 году вошёл на Пиренеи.



Квинт Серторий на рисунке Ганса Гольбейна

Первое столкновение испанцев и легионов Помпея произошло у города Лаврон, оставшегося верным Республике. Квинт Серторий осадил стратегически важный город, Помпей бросил силы на снятие осады. К великому удивлению римлян, в этой, казалось бы, беспроигрышной ситуации, Помпей Великий потерпел поражение: крупные силы Сертория оказались в тылу республиканских легионов и окружили их, а Помпей не решался предпринимать какие-то попытки прорываться из окружения и долгое время бездействовал. В итоге римляне потеряли 10 000 легионеров, а Помпей впервые проявил нерешительность, которая и погубила его спустя много лет в войне с Цезарем.

Кампания 75 года складывалась для молодого полководца удачнее. Помпей разбил войска Гая Геренния и Марка Перперны, отвоевал Валенсию. Однако Серторий повторно взял верх над Помпеем, на этот раз в сражении у реки Хукар. По свидетельствам современников, Помпей бежал с поля боя, бросив своего коня в драгоценной упряжи. Только подошедшее на следующей день войско Метелла – второго полководца Республики помешало Серторию закрепить успех.

Повстанцы отступили в Сигуэнсу и решили заманить туда римские легионы. На этот раз Серторий атаковал римлян вместе с войском Перперны, причём его крыло билось против Помпея, а отряд Перперны – против Метелла. Исход сражения оказался неоднозначным. С одной стороны, Серторий разбил Великого Помпея – уже в третий раз! Но на другом крыле победил Метелл. Повстанцы отступили в крепость Клуния, которую республиканцы взять штурмом не смогли, а осаждать не рискнули, опасаясь подхода испанских подкреплений.



Римская Испания периода Серторианской войны

К следующему году обе стороны начали страдать от проблем со снабжением армии и нерегулярной выплаты жалования легионерам. Неурожай и полное разорение испанских земель лишь усугубляли обстановку. История сохранила письмо Помпея к сенату, отправленное в конце 75 г., в котором полководец весьма критически оценивает свои шансы:

«...если вы не придёте мне на помощь, то наперекор мне — предсказываю — войско и с ним вся испанская война перейдут в Италию».

В ответ на письмо Помпей получил от Сената деньги и два легиона подкрепления. Но вступать в полевые сражения с испанцами Сертория Помпей отныне не решался, поскольку отлично понимал, что если череда поражений продолжится, Сенат может отозвать его в Италию, лишив всех должностей. В 74–73 гг. Помпей изменил тактику, и вместо навязывая противнику боёв начал уничтожать опорные пункты и города повстанцев.

Неизвестно, сколько бы продлилось противостояние Помпея и Сертория, но в 73 г. заговорщики в штабе повстанцев убили своего полководца. Узнав о смерти Сертория, Метелл и Помпей бросились в наступление. Пока Метелл со своим войском ушёл в Дальнюю Испанию, Помпей Великий реабилитировался в глазах Сената, перебив мятежников и казнив Перперну.

Победа в Серторианской войне, особенно с учётом того, что Серторий во много раз превосходил неприятеля в опыте и военном искусстве, позволила Помпею укрепить своё влияние в Риме и существенно повысить общественную поддержку. На этом политический и военный путь Помпея только начинался, и впереди его ждало немало действительно великих побед и столь же сокрушительных поражений.

Красс и Помпей против Спартака

Следующий акт Римской революции был начат не свободным, но рабом. Лентул Батиат держал в Капуе гладиаторскую школу – рабов и осуждённых преступников, которых обучали сражаться с дикими животными или друг с другом до смертного исхода на общественных аренах или в частных домах.

Двести из них попытались бежать; семидесяти семи это удалось, они взяли в руки оружие и заняли один из склонов Везувия, откуда принялись совершать набеги на окрестные города в поисках продовольствия (73 т. до н.э.). Своим вождём они выбрали фракийца Спартака, «человека не только высокого духа и отменной храбрости, – говорит Плутарх, – но также разумом и родовитостью возвышавшегося над своим окружением».

Спартак призвал италийских рабов подняться на восстание; вскоре под его командованием было 70 тысяч бойцов, алкавших свободы и отмщения. Он научил их изготавливать оружие и сражаться настолько организованно и дисциплинированно, что несколько лет им удавалось превосходить любого выступавшего против них врага. Победы Спартака наполнили италийских богачей ужасом, а рабов надеждой; присоединиться к его войску желали столь многие, что, доведя его численность до 120 тысяч человек, он прекратил принимать новобранцев, понимая, что заботиться о такой массе народа ему будет затруднительно.

Спартак выступил во главе своих отрядов по направлению к Альпам, «намереваясь распустить воинов по домам, если ему удастся перейти через горы». Однако его сторонники не разделяли чувствительности и миролюбия своего вождя; воспротивившись исполнению его планов, они принялись грабить города Северной Италии. Сенат направил теперь против восставших обоих консулов, с которыми шли сильнейшие армии. Одна из них столкнулась с подразделением, отставшим от Спартака, и разгромила его; другая атаковала главные силы восставших и потерпела поражение. Снова двинувшись к Альпам, Спартак встретился с третьей армией, ведомой Кассием, и после этой встречи её численность значительно уменьшилась.



 Марк Лициний Красс

Убедившись, что путь преграждён новыми легионами, Спартак повернул к югу и пошёл на Рим. Половина италийских рабов была готова поддержать мятеж, и в столице никто не взялся бы предсказать, когда революция разразится в его собственном доме. Всё это благоденствующее общество, жившее за счёт тех великолепных вещей, которые были бы невозможны без института рабства, содрогнулось при мысли, что может потерять всё, что имеет (господство, имущество, жизнь).

Сенаторы и миллионеры вопили, что необходим полководец, лучший, чем прежние; свои услуги предложили немногие, так как римляне были устрашены этим необычным новым врагом. Наконец, главным претендентом на командование стал Красс, и именно он возглавил сорокатысячную армию; многие представители знати, ещё не окончательно позабывшие о традициях своего класса, влились в её ряды добровольцами.

Понимая, что ему противостоит вся Республика и что его люди никогда не смогут управлять ни государством, ни даже одной столицей, Спартак прошёл мимо и двигался на юг, пока не подошёл к Туриям, миновав всю Италию в надежде, что ему удастся переправить армию на Сицилию или в Африку. Третий год он успешно отражал все атаки. Но и здесь его нетерпеливое воинство вышло из повиновения и принялось разбойничать, врываясь в соседние города.



Смерть Спартака. Гравюра Германа Фогеля

Красс наткнулся на большой отряд таких мародёров (12 300 человек) и вырезал его, хотя рабы бились до последней капли крови. Между тем легионы Гнея Помпея Великого, возвратившиеся из Испании, были посланы на подкрепление армии Красса. Отчаявшись одолеть такие крупные силы, Спартак ринулся в бой с легионами Красса и встретил смерть, врезавшись в гущу врагов. Два центуриона пали замертво у его ног; поверженный на землю и не в силах подняться, он продолжал разить противников, стоя на коленях; в конце концов его тело было так изрублено, что его не смогли найти среди убитых.

Подавляющее большинство сторонников Спартака погибли вместе с ним; некоторым удалось бежать, за ними развернулась охота по лесам Италии. Шесть тысяч пленников были распяты вдоль Аппиевой дороги между Капуей и Римом (71 г. до н.э.). Их истлевшие тела были оставлены висеть там на многие месяцы – хозяевам в утешение, рабам в назидание.

Когда Красс и Помпей вернулись из этого похода, они не стали, как того желал Сенат и требовал закон, распускать или разоружать свои войска у городских ворот. Они разбили лагерь вне городских стен, затем попросили разрешения участвовать в консульских выборах, оставаясь за пределами города – новое нарушение всех мыслимых правил.

В дополнение ко всему, Помпей потребовал наделения землёй своих солдат и триумфа для себя. Сенат отказался, надеясь стравить командующих между собой, но Красс и Помпей решили действовать сообща, неожиданно заключили союз с популярами и всадниками и благодаря щедрым подачкам были избраны консулами на 70 г. до н.э.

Помпей становится одной из ведущих политических фигур Рима.

Продолжение следует...    http://warspot.ru/3494-gney-pompey-velikiy-voyny-v-pozdney-respublike

Tags: Биографии, Искусство и культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments