Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

«Гайдар здесь ни при чем». Как Россию готовили к «шоковой терапии»




«Гайдар здесь ни при чем». Как Россию готовили к «шоковой терапии»





Одни считают, что радикальные шаги правительства Егора Гайдара были жизненно необходимы для выстраивания рыночной экономики и в целом увенчались успехом. Другие заявляют, что хотя шоковая терапия и была болезненной, а многие реформы оказались неудачными, у России на тот момент просто не было другого выбора. Третьи уверены, что методы младореформаторов были недопустимыми и лишь усложнили и без того трудный период в истории страны, заставили страдать десятки миллионов людей и разрушили промышленность.




Советский коллапс

К концу 1991 года ситуация в экономике страны сложилась аховая. Тотальный дефицит товаров, имевший место уже и в позднем застое , в эпоху перестройки только усилился.

В определенной степени это было вызвано общим кризисом неэффективной экономики и некоторыми неудачными нововведениями. Например, отмена внешнеторговой государственной монополии при сохранении регулируемых цен внутри экономики привела к катастрофическим последствиям. Производители и посредники начали массово вывозить дешевые отечественные товары, углубляя тем самым кризис нехватки продукции.

В последние два года существования СССР карточная система была введена повсеместно. Талоны не выдавались разве что на хлеб и на некоторые элементарные продукты питания. Несмотря на столь острый дефицит, даже официальные цены продолжали расти и увеличились в 1991 году в 2,5 раза. Каково было соотношение с ценами в теневой экономике, до сих пор никто толком посчитать не может.

Так или иначе для огромной массы граждан товары народного потребления стали малодоступны. Это вызвало всеобщие акции протеста, самыми известными из которых стали табачные бунты .

К концу 1991 года в России возник тотальный дефицит товаров.

С государственными финансами дело обстояло не лучше. Обвал цен на нефть во второй половине 80-х вызвал резкое падение экспортных доходов.

При Брежневе и позже, когда только пришел к власти Горбачев, казалось, что мы вроде как ничего живем. Но потом стала проявляться зависимость от нефти. Когда котировки начали падать, экономическая слабость СССР стала проявляться. Правда, результаты работы советской экономики в значительной степени были закрытыми , — пояснил научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин, занимавший в реформаторском правительстве должность министра экономики.

СССР же крайне зависел от импорта по значительной части товарной номенклатуры — это касалось как потребительских товаров, так и промышленного оборудования и некоторых видов материалов. Закрыть эти поставки за счет экспортной выручки было невозможно, поэтому страна вышла на международный рынок заимствований.

В 1983 году внешний долг СССР составлял всего пять миллиардов долларов, а спустя 10 лет Россия, взявшая на себя все советские долги в обмен на собственность за рубежом, оказалась должна уже почти 100 миллиардов долларов. Конечно, Советский Союз был еще и крупным кредитором, но по факту 95 процентов кредитов, выданных СССР (в основном странам соцблока и некоторым государствам третьего мира ) пришлось списать. За всем этим неизбежно следовало резкое ослабление рубля по отношению к мировым валютам, до поры до времени скрытое фиксированным обменным курсом.

Политические пертурбации также не добавляли экономике здоровья. Некоторые республики уже в 1991 году были де-факто независимыми. В других развернулись вооруженные конфликты. Новое российское руководство, конкурировавшее с общесоветским, в этом центробежном движении тоже не отставало.

За что расстреляли экономиста, придумавшего НЭП и предсказавшего Великую депрессию в США

В оценке гайдаровских реформ надо исходить из того, что именно российское руководство привело страну к той ситуации, в которой шоковая либерализация стала неизбежной. Правда, Гайдар здесь ни при чем. Я хочу напомнить, что российские лидеры добились независимости от Советского Союза и стали действовать как параллельная власть. 12 июня 1990 года была принята декларация о независимости России. Это был роковой день. С тех пор началось соперничество центральной и новой власти , — вспоминает директор института экономики РАН Руслан Гринберг.

В конце концов, именно усилия президента РСФСР Бориса Ельцина лишили власти главу СССР Михаила Горбачева, после чего о единой стране говорить уже не приходилось.

Но и внутри самой России дела обстояли не лучше. Парад суверенитетов начал разворачиваться уже в 1991 году. Руководители регионов, видя бедственную экономическую ситуацию в стране, пытались удерживать товары в своих регионах, тем самым только усугубляя положение. Знакомые из учебника средневековой истории понятия феодальная раздробленность и внутренние таможни стали практической реальностью РСФСР начала 90-х.

Все попытки стабилизировать экономику в рамках советской модели развития провалились. В начале 1991 года стало ясно, что переход к рыночному способу хозяйствования неизбежен. Тогда же стали появляться разнообразные программы спасения национальной экономики — например, 500 дней Григория Явлинского. Она была основана на либерализации цен и довольно быстром переходе к рынку, но при этом обеспечивала и значительную часть советских социальных гарантий. До реальной власти Явлинский, впрочем, так и не дошел. Ельцин предпочел группу реформаторов, настроенных более радикально, и в ноябре 1991 года правительство РСФСР возглавил Егор Гайдар.

На резкие реформы был спрос и в самом обществе, и у чиновничества. По словам Гринберга, и советское, и российское руководство хотело срочного перехода к рынку.

Обе стороны начали соперничать, что заставило их стать популистами. Они обещали всем поднять зарплаты. Все понимали, что они рыночники. Кто из них победит, тот цены отпустит. А отпуск цен — это гарантированный их скачок. Понимая это, люди запасались всем, скупали все, что можно , — говорит он.

Очередь за мороженым в Москве, 1990 год. Описание из фотохроники ТАСС: Очереди... наша самая актуальная тема. Они уже приобретают символическое значение для столицы. Но если есть очереди — значит, есть товар. Но где-то очередей совсем не бывает, поскольку купить нечего .


Китай не вдохновлял

Идеи правительства Гайдара заключались в двух основных вещах: либерализации цен ради наполнения потребительского рынка товарами и всеобщего разгосударствления экономики, быстрой передаче предприятий в частные руки. Последний процесс был для реформаторов особенно важен не только с экономической, но и с политической точки зрения — таким образом резко уменьшалась вероятность возвращения коммунистов к власти. Им попросту не на кого было опереться в новой деловой элите. Все преобразования должны были произойти в короткий срок, а решение вопроса с ценами — и вовсе немедленно.

Мы, реформаторы, реализовывали план перехода от плановой к рыночной экономике, пользуясь моментом: обвал цен на нефть делал очевидным необходимость преобразований. Причем было очевидно, что все нужно делать быстро , — рассказал Ясин.

По его словам, те методы, которые предлагались комиссией советского премьера Николая Рыжкова и советника президента СССР Абалкина, не давали результатов — это было слишком медленно, а события в стране разворачивались быстро.

Каждый год иметь дефицит бюджета в 20 процентов — это очень тяжело! Кроме того, шла речь не просто о смене правительства, а о переходе с плановой экономики на рыночную. Делать это какими-то постепенными преобразованиями было неэффективно , — добавил Ясин.

При этом надо сказать, что большинство советских экономистов — как радикальных либералов, так и сторонников постепенного перехода к рынку — глубоких знаний по экономике не имели, в чем сами же неоднократно и признавались. Такая ситуация возникла из-за отрыва советской экономической школы от мировой. А детальным знанием механизмов, на основе которых работала административно-командная экономика СССР, не могли похвастаться и самые маститые иностранцы.

В этой ситуации был жизненно важен какой-то вдохновляющий опыт. Не так много стран в XX веке трансформировали социалистическую экономику в капиталистическую, но они были. Одним из вариантов был Китай, который к началу 90-х уже более десяти лет шел курсом реформ Дэна Сяопина. Однако по ряду причин опыт КНР даже не стали рассматривать.

Финансовая система России была расстроена еще до шоковой терапии , но и после нее стало не легче.

Во всех дискуссиях конца 80-х путь "золотой середины" — медленной реструктуризации, осторожного наращивания рыночного сектора, полной свободы для мелкого бизнеса — последовательно отвергался. Если бы эта идея была реализована, она в чем-то напоминала бы китайскую модель , — рассказал завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

По его словам, этот вариант не прошел, поскольку Китай на тот момент еще не мог быть примером для подражания — он в то время только разворачивался. Тогда это была сверхслабая экономика. А того опыта китайских реформ, о которых все говорят сегодня, еще не было. Напротив, китайские представители неоднократно говорили, что помимо опыта Японии, Кореи и Сингапура они учились на негативном опыте реформирования бывшего СССР , — пояснил экономист.

К этому можно добавить и обстановку в мире идей. В 1980-1990-е годы господствовала неолиберальная экономическая теория, постулаты которой сформулировал, в частности, нобелевский лауреат Милтон Фридман. Она исходила из того, что государство — очень плохой собственник, и его роль в экономике должна быть доведена до минимума. Эти идеи были закреплены и в Вашингтонском консенсусе — своде правил, рекомендованном МВФ и Всемирным банком в 1989 году. Но так в европейской и американской теории и практике экономики было отнюдь не всегда.

Тогда у всех был догматизм. Это было время ничем не сдерживаемого либерализма. Тогдашние западные лидеры — Маргарет Тэтчер, Гельмут Коль, Рональд Рейган воплощали собой рыночную экономику. Их лозунгами были "Назад к Смиту!", "Да здравствует право на неравенство!" Казалось, что в 50-60-е годы на Западе было слишком много социализма. И надо же было такому случиться, что российские реформы начали проводиться как раз тогда, когда в моде была доктрина свободного рынка. И произошло то, что произошло , — объясняет Руслан Гринберг из РАН.

Польский образец

Китайскую модель развития отвергли — пример братьев на век не вдохновил советских руководителей. Куда ближе России была модель переходной экономики, реализуемая в странах Восточной Европы. В особенности пристально в Москве смотрели на Польшу. Здесь уже никакой пропасти в менталитете не существовало. Славянское государство, долгое время находившееся в одном экономическом и военном блоке с СССР, — идеальный образец для подражания.

Тогда реформы проводились в Польше. Осенью коммунисты либерализовали цены и передали власть правительству Тадеуша Мазовецкого и Лешека Бальцеровича (премьер-министр Польши и глава Минфина соответственно). Понятие "шоковая терапия" возникло именно в то время — так называли реформы Бальцеровича. После либерализации цен там самыми жесткими мерами взялись за финансовую стабилизацию. Мы решили, что нам нужно что-то подобное , — говорит Евгений Ясин.

Действительно, Польше удалось провернуть без пяти минут экономическое чудо. Реформы стартовали 1 января 1990 года, и в течение двух лет страна перешла на рыночную экономику.

Шоковая терапия в Польше сработала. В 1990 году ВВП упал на 11 процентов, в 1991-м — на 7 процентов. А уже в 1992-м экономика пошла в рост и к середине 1990-х лидировала в регионе по этому показателю. Реформы оказались настолько эффективными, что и сейчас Польша выделяется среди своих соседей (это единственная страна в Восточной Европе, которой удалось избежать спада во время финансового кризиса конца нулевых).

Егор Гайдар выступал за радикальные экономические реформы


В крутом пике

Действуя по польскому сценарию, 2 января 1992 года российское правительство объявило о прекращении регулирования цен и свободе торговли. В течение нескольких дней прилавки наполнились товарами. Но на этом сходство реформ в Польше и России закончилось — дальше, как говорится, что-то пошло не так .

В Польше цены в течение года после либерализации поднялись в 3-4 раза. В России такой скачок произошел единовременно. И затем инфляция не подумала останавливаться, быстро обретя приставку гипер . Финансовая система стремительно долларизовалась. Несмотря на рост денежной массы, широкое распространение получили бартерные схемы.

Следующий этап — приватизация, которая началась еще в 1991 году, но по-настоящему развернулась на пару лет позже. В теории каждый гражданин России получил право на общенародную собственность через эмиссию ваучеров. Но большая часть потенциальных народных инвесторов свои приватизационные чеки быстро продала. И как впоследствии выяснилось, это было чуть ли не оптимальным решением — многие из тех, кто пытался вложить ваучеры во что-то, не получили в итоге вообще ничего. Практически все жирные куски госсобственности достались приближенным к власти лицам посредством залоговых аукционов. Так появились российские олигархи.

В результате экономика России оказалась в затяжном пике. Вернуться к вялому росту удалось лишь во второй половине 90-х, но буквально тут же последовал контрольный выстрел в виде дефолта 1998 года. Лишь год спустя начался восстановительный рост и постепенный подъем со дна.

Почему так получилось? Многие считают, что концепция шоковой терапии была в принципе ошибочной и для России не подходила.

Вариант с немедленным заходом иностранных денег и с последующей модернизацией, которая хороша для малых экономик, для той крупной индустриальной экономики, которой была Россия, очень сложной, с крупным военно-промышленным комплексом, не годится. Это все равно, что телегу сбросить с горы, вместо того, чтобы осторожно ее спускать , — говорит Яков Миркин.

В начале девяностых американский экономист Джеффри Сакс консультировал по вопросу реформ сначала Польшу, а потом Россию. И если о польском этапе деятельности эксперт отзывается как о своем большом успехе, то работу в России квалифицирует как провал, объясняя это тем, что большая часть его рекомендаций проходила мимо ушей российских реформаторов.

Очередь в столичный магазин за мясом, 4 декабря 1990 года

Американское равнодушие

Сакс пишет, что, в отличие от Польши, в России не было принято мер по сдерживанию денежной массы. Напротив, она росла как на дрожжах, что и спровоцировало гиперинфляцию. Во многом тут виноваты соседи России из бывшего СССР, еще в течение года имевшие право эмитировать рубли. Нетрудно догадаться, что они этим правом пользовались по максимуму.

Американский специалист подчеркивает слабую компетентность в вопросах экономики большинства российских чиновников и экспертов того времени, указывая и на прямую нечистоплотность. В частности, он обвинил советника Росимущества по вопросам приватизации Андрея Шлейфера (также гражданина США) в материальной заинтересованности при реализации государственных активов. К слову, Шлейфера в 2005 году американское правосудие заставило заплатить штраф в два миллиона долларов, постановив, что он не имел права заниматься бизнесом в России. Кроме того, Сакс считает крайне неудачной идею приватизации добычи полезных ископаемых, против чего он возражал весь свой период работы в Москве.

Но все-таки главную вину за провал российских реформ Сакс возлагает на внешних игроков, в первую очередь на руководство США и МВФ. Польша, по его словам, в 1990 году получила от международного сообщества все возможные уступки и преференции. Так, ее колоссальный внешний долг (30 миллиардов долларов) был списан наполовину. И буквально тут же Варшаве предоставили новые стабилизационные кредиты на очень щедрых условиях. Все это помогло обеспечить приток в страну частных инвестиций и заложить фундамент для будущего развития.

Ничего подобного в отношении России сделано не было. Долги взыскали до копейки (и более того, страны G7 угрожали прекратить всю гуманитарную помощь при малейшей просрочке выплат), а финансовая поддержка если и оказывалась, то на полностью рыночных условиях. Сакс объясняет это позицией США, по сути навязавших МВФ свое нежелание помогать России. В самом фонде анализ событий в РФ толком не проводился.

Что касается Америки, то в 1992 году администрация президента Джорджа Буша-старшего не хотела даже разговаривать об оказании поддержки Москве из-за предвыборных перипетий. Пришедший ей на смену кабинет Билла Клинтона Россией не интересовался вовсе, воспринимая ее как слабого, поверженного противника. Люди, которые были поставлены Клинтоном на связанные с российским направлением посты, в экономике вообще не разбирались. России пришлось выживать исключительно за счет собственных усилий и скромных ресурсов, и реформы здесь принесли совершенно иной результат, чем в Восточной Европе.

Первые участники аукциона в Общественно-культурном центре Ярославля, 12 января 1993 года

На тот момент была высшая точка добрых отношений с Западом, но массового потока инвестиций, которые интегрируют экономику, не было. На то имелись объективные причины. В это время Западная Германия должна была "переварить" ГДР, а ЕС занимался интеграцией бывших стран соцлагеря. И к тому же Россия в системе опознавания "свой-чужой" продолжала оставаться ближе к "чужим". Ее риски всегда оценивались как запредельные. Да и мы не были готовы к такой интеграции, как к Восточной Европе, когда, скажем, банковские системы перешли в собственность к иностранцам , — объясняет Яков Миркин.

Несмотря на жесткую критику (как изнутри, так и извне) реализованного в России курса реформ, многие считают, что в конечном счете все делалось верно. Я не могу позволить себе сказать, что мы шли единственно правильной дорогой. Но в том, что мы в целом делали все правильно и, главное, добились успеха, я нисколько не сомневаюсь , — подчеркнул Евгений Ясин.

Цена преобразований, проведенных Гайдаром и его последователями, оказалась для России высокой. Во многом потому, что реформаторы совершенно не учитывали реальную ситуацию в экономике страны, предпочитая действовать по принципу до основанья, а затем... , считает Руслан Гринберг.

Егор Тимурович — это трагическая фигура. Он был человеком порядочным, человеком идеи, к сожалению, слишком идейным. На птичьем языке науки это называется онтологизацией теоретических схем, когда человек модные доктрины без всяких колебаний воплощает в жизнь. Так же, как большевики в 1917 году внедряли доктрину, которая должна была привести всех к счастью через репрессии и голод. Тогда проповедовалось буйное равенство без свободы, а в 90-е — буйная свобода без всякого равенства. И не могло это кончиться иначе, чем кончилось сейчас , — заключает он.

Дмитрий Мигунов    https://www.opentown.org/news/138526/






Tags: Аналитика и публицистика
Subscribe

  • Андрей Сметаненко. Немного про Фейсбук

    Немного про Фейсбук, ставший площадкой для пропагандистских машин. Когда я только начинал пользоваться Фейсбуком, я думал что это место где…

  • Андрей Сметаненко. Из гнили в гниль

    Мы попали из гнили коммунизма в другую гниль Рассказывают, что в свое время директора ЦРУ Аллена Даллеса вызвали в Конгресс, где с пристрастием…

  • Софья Рон-Мория: Без помех

    Софья Рон-Мория: Без помех Кречневский хасидизм, маленькая группа, стоит несколько особняком и представителей в списке ЯТ не имеет. И…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments