Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Русско-прусско-французская война 1806–1807 гг. (3,4)

Как Наполеон уничтожил прусскую армию при Йене и Ауэрштедте

Когда в 1806 году прусские генералы… бросились в косом боевом порядке Фридриха Великого в открытую пасть гибели, то тут сказалась не одна пережившая манера, но и полнейшее скудоумие, до которого когда-то доходил методизм. И они погубили армию Гогенлоэ так, как никогда еще ни одна армия не бывала погублена на самом поле боя.
К. Клаузевиц
На пути к катастрофе

Наполеон не стал ждать, когда хвастливое прусское воинство перейдет в наступление, император даже не дождался истечения срока ультиматума. 6 октября 1806 года в сообщении сенату и приказу по армии он объявил, что Франция вступает в войну с Пруссией. Не теряя времени, французский император двинулся навстречу врагу. 8 октября был отдан приказ о вторжении в союзную Пруссии Саксонию, и «Великая армия», сосредоточенная в Баварии, тремя колоннами стала переходить границу. Пройдя через леса, наполеоновская армия вышла к Эльбе, направляясь, согласно плану, в тыл прусакам.

Едва только стало ясно, что началась реальная война, и прусской армии пришло время выступать в поход, как хвастливые возгласы смолкли. Прусская армия хорошо умела отбивать шаг на плац-парадах, но была совершенно не подготовлена к реальной войне. Это был насквозь сгнивший механизм, который не только утратил боевую мощь времён Фридриха Великого, но ещё и деградировал. Огромное внимание уделялось внешней форме армии: содержанию в уставном порядке кос и буклей солдатских париков, за неправильную длину кос пороли нещадно. Зато, когда достали из арсеналов ружья, многие из них оказались без мушек. У оружия, имевшегося в войсках, от регулярной чистки кирпичом настолько истончились стенки стволов, что ружья не выдерживали стрельбы боевыми патронами и массово разваливались в руках. У солдат не было ни шинелей, ни жилетов, ни кальсон, летом — даже суконных брюк. Процветало дезертирство. Солдаты бежали, процветал мордобой.

Солдаты жили впроголодь. Бравый прусский воин получал паек из 2 фунтов плохо пропеченного хлеба ежедневно и 1 фунта мяса в неделю. Противоположность этому представлял мир господ-офицеров. Они и на войне ни в чём себе не отказывали. Войска сопровождал огромный офицерский обоз. Все, что было привычным для них в мирное время, они возили с собой: один — молодую любовницу, второй — искусного повара, третий — фортепиано. Бесконечный обоз, разрешенный им уставом, офицеры ещё и увеличивали телегами и экипажами, в которых часто возили семьи с обслугой. Таким образом, громоздкая, неповоротливая, обремененная бесконечными обозами, прусская армия передвигалась с медлительностью, которая представилась бы удивительной даже для XVII столетия. Как постановила Высшая военная коллегия: «...лучше несколько больше обременять себя на марше, чтобы с большей уверенностью победить врага, чем идти налегке и затем потерпеть поражение».

Поэтому едва прусская армия начала движение, она начала трещать по всем швам. И исправить это было нельзя. Это показали первые же столкновения. 9 октября произошел бой при Шлейце. Французский авангард Мюрата и Бернадота приблизились к прусскому отряду и атаковал его. Столкновение было небольшим. Пруссаки были отброшены и потеряли около 700 человек.

На следующий день произошел новый бой, более серьезный. Маршал Ланн подошел к городу Заальфельду, где стоял принц Людвиг, глава придворной военной партии, с 9-тыс. отрядом. Завязался бой, который завершился победой французов. Прусская кавалерия была опрокинута и порублена французами, целые батареи были брошены прусскими канонирами. Пруссаки бежали, потеряв около 1500 человек и всю артиллерию (44 орудия). Таким образом, стало ясно, что прусская армия не готова к войне. Моральный дух пруссаков был подорван. Наполеон теперь был ближе к Берлину, чем прусская армия. В главной квартире прусской армии от шапкозакидательских настроений перешли к унынию.

Прусское командование решило немедленно отводить войска и сосредоточить их у городов Веймар и Йена (Иена). Причём отход армии сильно напоминал бегство: солдаты бросали оружие, дезертировали и прятались у местных жителей, грабили обозы, все дороги были усеяны брошенным оружием, амуницией, в канавах торчали опрокинутые, оставленные прислугой орудия. Прусская армия в значительной своей части была морально разгромлена ещё до решительного сражения. И хоть ещё была возможность контратаковать, ударить во фланг французам, пруссаки этого не сделали.


Tags: Аналитика и публицистика, История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments