Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Русско-прусско-французская война 1806–1807 гг. (5,6)

Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

Наступление французской армии

Перед первым столкновением с французской армией армия Каменского располагалась на следующих позициях: корпус Беннигсена у Пултуска, корпус Буксгевдена у Остроленки, корпус Эссена у Бреста, и прусские войска Лестока у Страсбурга. Русские авангарды стояли: графа Остермана у Чарнова, Барклая де Толли у Сохочина и Колозомба, и Багговута у Зегрже.

7 декабря 1806 года французский император Наполеон Бонапарт прибыл в Варшаву, 9 декабря — французские войска начали общее движение. Наполеон решил окружить и уничтожить русскую армию в районе Голымина (северо-западнее Пултуска), где, по ошибочным данным французской разведки, она находилась. Исходя из этого замысла, левое крыло французской армии, корпуса Бернадота и Нея, сводный кавалерийский корпус Бессьера, двинулось от Торна к Страсбургу, чтобы отрезать прусские войска от русских, а затем атаковать правый фланг и тыл русской армии. Центр, пехотные корпуса Сульта и Ожеро, двигались от Плоцка к Сохочину и Колозомбу. Правое крыло с самим Наполеоном, корпус Ланна, гвардия и кавалерия Мюрата, двинулось из Варшавы к Чарнову.

Барклай де Толли доложил о движении противника от Плоцка. Русский главнокомандующий Каменский решил выбить корпуса Ожеро и Сульта за Вислу. Он приказал корпусу Беннигсена идти от Пултуска к Сохочину и Колозомбу, переправиться через Вкру и атаковать врага. Корпус Буксгевдена делился на две части: 5-я и 7-я дивизии Тучкова и Дохтурова шли из Остроленки к Вкре и составляли правое крыло Беннигсена; 8-я и 14-я дивизии Эссена 3-го и Анрепа направлялись левым берегом Нарева к Попову, чтобы охранять левое крыло армии и территорию между Бугом и Наревом. Корпусу Эссена 1-го приказали выступить из Бреста и установить связь с дивизиями Эссена 3-го и Анрепа. Движение наших войск началось 10 (22) декабря.


Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

Источник карт: А. И. Михайловский-Данилевский. Описание второй войны императора Александра с Наполеоном, в 1806 и 1807 годах


Первые бои. Дело при Сохочине

Вечером 10 декабря казачьи дозоры отряда Барклая перешли с правого берега Вкры на левый, и передовые отряды французских корпусов Сульта и Ожеро вышли к реке. Наши войска разрушили переправы, у Колозомба соорудили редут. Здесь стояли 3-й егерский полк и 2 эскадрона Изюмского гусарского полка Лошкарева и Глускова. Командовал сам Барклай де Толли. У Сохочина расположился 1-й егерский полк Давыдовского и 3 эскадрона гусар под началом майора Потапова. Тенгинский мушкетерский полк Ершова располагался в лесу между Колозомбом и Сохочиным.

Утром 11 декабря французская пехота начала переправу на плотах. Русские егери открыли огонь и отбили первую атаку. Пополнив передовые подразделения, французы снова попытались форсировать реку. Вторую атаку также отбили. Ожеро организовал третью атаку и одновременно двинул часть войск на правый фланг, чтобы зайти за левое крыло русского отряда. Французы форсировали реку в месте, где не было наших войск, начали строить мост. Здесь же на другой берег переплыла часть французской конницы. Эскадрон наших гусар под началом поручика Глускова смял первые ряды противника. Однако остановить врага не было возможности. Все больше французской пехоты и конницы переходило на наш берег.

Барклай приказал егерям отходить, такой же приказ получил Давыдовский у Сохочина. Наши войска стали отходить к Новемясто. Французы атаковали редут и захватили 6 орудий, первые свои трофеи в этом походе. Французы попытались окружить Тенгинский полк, который сначала вел огонь, не давая французам причалить к нашему берегу, а затем двинулся к Сохочину, чтобы соединиться с Давыдовским. Однако тенгинцы с ружьями наперевес, с музыкой и барабанным боем, опрокинули противника и прорвались к своим.

В это время егеря Давыдовского также отбивали атаки французских войск. Они отбили все попытки французов переправиться через реку. Французские войска понесли большие потери. Бойцы 1-го егерского полка были лучшими в русской армии по стрельбе. Перед войной полк стоял в Карельских лесах и Давыдовский активно отрабатывал навыки стрельбы, и егеря достигли такого совершенства в стрельбе, что практически каждый выстрел достигал цели. Сам Давыдовский в этом бою получил легкое ранение. Получив приказ Барклая отходить, егеря Давыдовского соединились с Тенгинским полком и отступили к Новемясту, где все силы Барклая де Толли объединились.

Таким образом, состоялся первый серьёзный бой русских и французов в этой кампании. Как отмечал Барклай де Толли «несколько батальонов долго удерживали быстрое нападение целых корпусов неприятельских».


Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

Сражение при Чарново

Почти в это же время схватился с французами русский авангард под началом графа Александра Остермана-Толстого, который стоял у Чарнова. В русском передовом отряде было 7 батальонов из Павловского, Петербургского гренадерских, Ростовского мушкетерского, 4-го и 20-го егерских полков, по 2 эскадрона Александрийского и Изюмского гусарских полков, один казачий полк, рота батарейной артиллерии и 6 конных орудий.

Корпус Даву (пехотные дивизии Фриана, Морана, Гюдена) занял Модлин, поставил одну переправу на Вкре и другую на Нареве у Окунина. Не имея возможности своими силами втеснить противника с правого берега Нарева, Остерман поставил батарею у Помиховского моста (у селения Помихово) и занял сильную позицию впереди Чарнова, расположенного на берегу реки Нарев. Её приток Вкра прикрывал правый фланг и центр русских от врага.

11 (23) декабря 1806 г. император Наполеон прибыл к Даву с корпусом Ланна, гвардией и кавалерией. Изучив расположение русских войск с колокольни в селение Гора, Наполеон сказал, что наградил корпус Даву за победу под Ауэрштедтомом правом первым из всей французской армии торжественно войти в Берлин и теперь предоставляет блистательную награду — первую на его глазах битву с русскими. Наполеон решил провести против неприятеля ночную атаку. План был прост: под покровом темноты форсировать реку Вкру и разгромить немногочисленный русский отряд. Наполеон Бонапарт приказал дивизии Морана атаковать левое крыло русского отряда, дивизии Гюдена — ударить по правому флангу. Дивизия Фриана, корпус Ланна, гвардия и кавалерия оставались в резерве. В результате Наполеон собирался начать переправу одновременно в 2 местах: с острова там, где Вкра впадает в Нарев (дивизия Морана), и из района Помихова (дивизия Гюдена). Наступление должно было начаться по условному сигналу: через час после того, как войска увидят пожар в Помихово.


Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

В 16 часов 12 (24) декабря, когда короткий зимний день подошел к концу, французы подожгли Помихово. Русские заметили подозрительную активность противника и изготовились к бою. Наши войска с утра ждали прибытия главнокомандующего фельдмаршала Каменского, поэтому были в парадной форме, в ней и встретили врага. В 17 часов французская артиллерия открыла огонь, а затем, как только стемнело, враг двинулся вперёд с острова и правого берега р. Вкра по мостам, на лодках и паромах. Егеря под командованием генерал-майора Ламберта некоторое время сдерживали противника, но затем отступили по приказу Остерман-Толстого. Французы колоннами атаковали наши батареи впереди главной позиции у Чарново и у Помихово. Русские артиллеристы встретили врага картечью, затем егеря штыковой контратакой опрокинули противника и преследовали до берега реки. Таким образом, русские солдаты отразили первую атаку противника. Бой на некоторое время затих.

Через полчаса, получив подкрепления, французы снова пошли в наступление. Все повторилось: французы подошли к батареям, но не выдержали огня и повернули назад, их преследовали мушкетеры Ростовского полка. Готовясь к отражению третьей атаки противника, и чтобы повысить мобильность войск, Остерман приказал поставить на Помиховскую батарею 4 конные пушки вместо бывших там тяжелых пушек, которые должны были перевезти на главную позицию.

Вскоре французы пошли в третью атаку, однако противника снова отбросили от главной позиции. Но на Помиховской переправе французы прорвались, заставив отступить 4 русских орудийных расчёта и их прикрытие. Остерман бросил на угрожаемый участок батальон Санкт-Петербургского гренадерского полка под началом майора Мошинского. Русские гренадеры восстановили положение.

Тем временем по все линии шла ружейно-артиллерийская перестрелка. Темнота декабрьской ночи скрывала число неприятелей, но упорство атак французских войск, которые яростно шли вперёд под возгласы: «Да здравствует Император!», и показания пленных, дали понять Остерману, что он имеет дело с главными силами врага. Он решил отвести войска к Чарнову. Сначала под прикрытием гренадер он отвел назад батарейную артиллерию, поставив на позициях легкую пешую и конную артиллерию.

Ещё не успели наши войска начать отход, как французы пошли в новую атаку. Но и эта атака была отбита. После этого сражение стихло. Русский отряд спокойно отошёл за Чарново. Впереди селения был оставлен батальон егерей и 6 конных орудий. Спустя полтора часа французы вновь пошли в наступление. Остерман приказал егерям отойти к главным силам. Французы двинулись за ними и яростно атаковали нашу позицию. Русские войска встретили врага ружейно-пушечным огнем, затем пошли в штыки. Сам граф Остерман и его генералы водили солдат в атаку. Русские гусары также бросились на врага. После отчаянной битвы, русские удержались на позиции, а французы откатились к Чарнову. Наполеон приказал прекратить бой, только французская артиллерия продолжала обстрел русских позиций.

Приближалось утро. Учитывая тот факт, что при свете дня французы увидят малочисленность русского отряда и просто охватят и сомнут его, Остерман в 4 утра приказал отступать. Французы наши войска не преследовали. Отряд Остерман-Толстого отступил к Насельску. При этом Остерман приказал отряду Багговута спешить от Зегрже в Пултуск, и во что бы то ни стало удерживать там мост через Нарев. Эта предусмотрительность Остермана была весьма правильной.

В сражении под Чарново потери обеих сторон были примерно равны и составили приблизительно по 1000 человек. Французы были впечатлены стойкостью русских войск и отмечали: «Граф Остерман маневрировал, как настоящий венный, а войско его сражалось с великим мужеством и твердостью». Не зря в будущем граф Остерман-Толстой станет одним из героев Отечественной войны.

Стойкая оборона отряда Остермана у Чарнова имела стратегическое значение. Задержав французскую армию на полдня у переправы, Остерман лишил противника возможности перехватить основные силы Беннигсена у Пултуска и отрезать ему переправы через Нарев.

В 10 часов утра 12 (24) декабря отряд Остермана прибыл к Насельску. Русские войска расположились на высотах за городом. В полдень сюда прибыл фельдмаршал Каменский и приказал Остерману, что если противник снова насядет, идти к Стрегочину, это был в этот день пункт сбора корпуса Беннигсена. Действительно вскоре французы подошли к Насельску и начали его обход. Началась артиллерийская перестрелка. Обнаружив, что к Насельску выходят основные силы противника, Остерман выполнил приказ командования и отвёл войска в полном порядке. Через несколько часов они благополучно прибыли в Стрегочин.


Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

Граф Александр Иванович Остерман-Толстой (1770-1857)                                                                                          

Победа русской армии при Пултуске

Движение русской и французской армий

11 (23) декабря 1806 года, когда французские войска заняли переправы на Вкре и Нареве, русская армия, которая по замыслу фельдмаршала Каменского должна была атаковать корпуса Сульта и Ожеро, также двигалась навстречу врагу. Корпус Беннигсена двигался от Пултуска к Сохочину, две дивизии корпуса Буксгевдена шли из Остроленки к берегам р. Вкры, остальные дивизии корпуса — к Попову. Узнав о боях, которые выдержали авангарды Барклая де Толли и Остермана, Каменский приказал Беннигсену и Буксгевдену остановить движение и вернуться.

12 (24) декабря Наполеон приказал корпусу Ланна усиленному пехотной дивизией из корпуса Даву и драгунской дивизией из резерва взять Пултуск. Сульт и Ожеро от Сохочина, Даву, гвардия и резервная кавалерия от Насельска должны были идти к Голымину, Макову и Рожану. Войска Бернадота, Нея должны были продолжать движение к Страсбургу, отбросить пруссаков на север и заходить на Млаву, в тыл русской армии. Таким образом, 12 (24) декабря русские и прусские войска были на марше. Но двигались крайне медленно, мешала непогода, сильный ветер, снег с дождём, которые превратили дороги в болото.

Ночью авангард корпуса Ланна вышел к Пултуску, французы хотели перехватить переправу. Однако Остерман успел предупредить отряд Багговута и русские войска пришли первыми. После ожесточенной схватки французов отбросили. Понимая, что французы хотят окружить корпус Беннигсена, Каменский приказал немедленно идти из Стрегочина в Пултуск. Как только корпус покинул Стрегочин, корпус Даву, двигавшийся из Насельска, занял его, отрезав русский арьергард, ещё не дошедший до Стрегочина, от основных сил и Пултуска. Эти война вынуждены были отходить к Голымину. В ходе этого отхода на Пултуск и Голымин наши войска потеряли много обозов и более 50 пушек. Командиры отрезанных полков действовали самостоятельно, шли раздельно, блуждая по разным дорогам, встречаясь по пути с врагом, чем ввели французов в заблуждение. Наполеон решил, что это часть какого-то замысла русского командования, сложные маневры противника. Пока французский император разгадывал «хитрый план» русских, он на несколько часов задержался с гвардией и резервной кавалерией в Насельске, и не успел к сражению в Голымине.

13 (25) декабря, когда большая часть войск Беннигсена подходила к Пултуску, Каменский приказал готовить войска к сражению. Корпусам Буксгевдена и Эссена главнокомандующий приказал сосредоточиться в районе Пултуска. Вечером фельдмаршал осмотрел позиции. Войска радостно приветствовали Каменского. Надо сказать, солдаты и офицеры уважали Каменского, считая его представителем эпохи А. Суворова и Екатерины Великой, когда русская армия была непобедима.

В это же время корпус Ланна подходил к Пултуску, а остальные французские войска были на марше к Голымину. Как уже говорилось ранее, Наполеон решил окружить и уничтожить русскую армию в районе Голымина, где, по ошибочным данным французской разведки, она находилась. Исходя из этого замысла, главные силы французской армии шли на Голымин.

Тяжелые заботы и ответственность главнокомандующего окончательно подкосили здоровье старого русского фельдмаршала. Каменский, судя по всему, в это время пережил расстройство сознания. В ночь 14 (26) декабря Каменский внезапно отказался от принятого решения и приказал войскам отступать в Россию. Сам же, сняв с себя командование, выехал в тыл. Родственник главнокомандующего, граф Остерман пытался переубедить его, верно отмечая, что неожиданный отъезд Каменского подорвёт боевой дух армии, но безуспешно. Приказ Каменского об отступлении дошел не до всех частей, внес невероятную путаницу и едва не привел русскую армию к катастрофе.


Победа русской армии при Пултуске

Генерал-фельдмаршал Михаил Федотович Каменский (1738 — 1809)

Так, граф Буксгевден выполняя приказ Каменского от 13 декабря, утром 14 декабря выступил из Макова в Пултуск. При нем была одна дивизия Тучкова, дивизия Дохтурова была в Голымине (ей приказали идти в Пултуск через Маков). Пройдя несколько верст по ужасной грязи, он встретил курьера Каменского, фельдмаршал приказал генералу возглавить армию, кроме корпуса Эссена, и отводить войска к границам России. Буксгевден решил вернуться в Маков, и на марше слышал артиллерийский гул со стороны Пултуска и Голымина. Буксгевден не решился выступить из Макова, желая выяснить, что происходит у Беннигсена в Пултуске, у Дохтурова в Голымине, и что делают две дивизии его корпуса (Анрепа и Эссена), которые были на левом берегу Нарева. Таким образом, Буксгевден стал старшим командиром в армии, но не знал, что в это время происходит в ней, не руководил армией, имея при себе всего одну дивизию.

Когда Буксгевден вернулся в Маков, прибыл из Пултуска дежурный генерал граф Толстой. Он сообщил об отъезде фельдмаршала и призвал Буксгевдена идти в Пултуск на помощь Беннигсену. Буксгевден сказал, что хотя до Пултуска всего 15 верст, но дороги в ужасном состоянии, и он дойдёт только к вечеру, когда сражение будет завершено. Кроме того, он не знает, что происходит в Голымине, откуда слышится пальба. Буксгевден остался в Макове. В результате генерал не оказал помощи Беннигсену в битве при Пултуске.

Буксгевден оправдываясь, написал царю Александру: «Я спешил в Пултуск, но фельдмаршал воротил меня с половины дороги. Я не мог знать, какие были сему предписанию причины, а если бы и знал, как после открылось мне, что причины ничтожные, не мог я предписания его ослушаться, строго умея повиноваться начальству, яко то первейшая в военной службе обязанность, хотя в самом деле не следовало велеть мне возвращаться в Маков, ибо в начале сражения поспел бы я ударить в левый фланг неприятеля, и, конечно, решительно бы его опрокинул».


Победа русской армии при Пултуске


Битва при Пултуске

Проводив фельдмаршала Каменского, Беннигсен остался в Пултуске, хотя имел приказ отступать в Россию. Он решил остаться на занятой позиции, чтобы дать возможность отставшим полкам соединиться с главными силами. Затем можно было, если была необходимость, отступать в Россию. Беннигсен также надеялся, что дивизии Анрепа и Эссена из корпуса Буксгевдена успеют подойти к нему. Беннигсен не знал, что Каменский отменил движение этих дивизий к Пултуску и приказал им идти к Остроленке. Таким образом, Беннигсен взял на себя большую ответственность, не приняв сражение вопреки воле Каменского и не узнав мнения Буксгевдена, который теперь формально был командующим.

Корпус Л. Л. Беннигсена насчитывал около 40 тыс. человек при 200 орудиях. Его главные силы (13 пехотных полков) находились северо-западнее города и занимали по фронту 2,5 км, имея боевой порядок в две линии с выделением резерва (1 полк и 2 батальона). Правый фланг корпуса обеспечивал отдельный отряд генерал-майора М. Б. Барклая де Толли (около 4 полков и 5 эскадронов конницы), выдвинутый к деревне Мошино; левый фланг — отдельный отряд генерал-майора К. Ф. Багговута (3 пехотных полка, 1 батальон, 1 кавалерийский полк и 2 эскадрона), располагавшийся в 1 км юго-западнее Пултуска. С фронта главные силы прикрывала конница (кавбригады генерал-майоров И. С. Дорохова и В. А. Кожина), впереди которой находились казаки. Общий фронт русских войск составлял около 5 км. Правым флангом командовал генерал-лейтенант Ф. В. Остен-Сакен, левым — генерал-лейтенант А. И. Остерман-Толстой.


Победа русской армии при Пултуске

Леонтий Леонтьевич Беннигсен (Левин Август Готлиб Теофиль фон Беннигсен)

В 10 часов к Пултуску подошёл маршал Ланн. Корпус Ланна (2 пехотные дивизии Сюше и Газана, легкоконная дивизия Монбрена и драгунская дивизия Беккера) вместе с подошедшей вскоре на помощь пехотной дивизией из корпуса маршала Даву насчитывал 30 тыс. человек при 120 орудиях (в начале сражения французов было около 20 тыс. человек). Ланн решил атаковать Беннигсена, рассчитывая на помощь Наполеона. Французский полководец принял решение начать сражение, не подозревая, что его противник имеет двукратное численное преимущество. Он видел на равнине перед Пултуском только конницу и выдвинутые вперёд отряды правого и левого крыла русского корпуса. Главные силы Беннигсена в это время были скрыты от взглядов французов за возвышенностью, расположенной перед Пултуском. Только значительно позже, уже ввязавшись в бой, Ланн узнал, что русские имеют большое численное преимущество.

Свои войска Ланн выстроил в 2 линии: в первой — пехотная дивизия Сюше (без 40-го пехотного полка), во второй — пехотная дивизия Газана и 40-й полк. На правом фланге Сюше был Клаперед (1 легкопехотный и 1 кавалерийский полки) — он должен был противостоять Багговуту; в центре — Веделль с 64-м пехотным и 1 батальоном 88-го полка. На левом фланге были остальные батальоны 88-го и 34-й пехотный полк. Их поддерживали драгуны кавдивизии Беккера. Позже подошла дивизия Гюдена из корпуса маршала Даву. Левое крыло французов было закрыто от русских лесом, и поэтому противостоявший ему отряд Барклая де Толли не мог определить настоящих сил противника. Французская артиллерия была размещена в центре и левом фланге.


Завершив построение, французы пошли в наступление. Беннигсен приказал коннице отойти за пехотные линии. Подойдя ближе, французы открыли артиллерийский огонь и атаковали Багговута и Барклая. Французы дрались ожесточенно и потеснили отряд Багговута. Беннигсен своевременно отправил на помощь обороняющимся войскам графа Остермана с 4 батальонами и генерал-майора Кожина с Лейб-кирасирским Его Величества полком и 2 эскадронами Каргопольского драгунского полка майора Сталя. За ними Остерман двинул гусар Изюмского полка, Павловский гренадерский и Муромский мушкетерский полки.

Багговут повел своих солдат в штыковую атаку. Её поддержали кирасиры Кожина и драгуны Сталя, которые ударили во фланг колонне противника. 3-4-тыс. французская колонна была смята, противник только пленными потерял около 300 человек. В результате враг был отброшен, нападение на левое крыло русской армии было успешно отражено.

Вторую попытку опрокинуть отряд Багговута французы предпринял силами драгунской дивизии. Французы атаковали изюмских гусар, не видя, что за ними расположена артиллерийская батарея. Гусары спокойно ожидали, пока масса французской кавалерии не подойдёт достаточно близко, после чего резко повернули влево. Залпы картечи нанесли врагу сильный урон. Прибывший с пехотой граф Остерман окончательно разбил противника и вернул позицию, которую Багговут занимал в начале боя.

В это же время яростный бой кипел и на участке Барклая. «При храбрости и неустрашимости сего генерала, — отмечал Беннигсен, — принужден он был уступить жестокому и стремительному нападению». Французы даже захватили одну нашу батарею. Однако наши войска немедленно контратаковали Тенгинского, 1-го и 3-го егерских полков и отбили пушки. Сакен чтобы окончательно восстановить положение, лично повёл на помощь Барклаю де Толли Чернигоский и Литовский мушкетерские полки. После упорного боя французов отбросили.

Эти неудачи заставили французов прекратить атаки. Маршал Ланн ждал прибытия дивизии Гюдена, продолжая артиллерийскую перестрелку. В 14 часов на поле боя прибыла дивизия Гюдена, и французы решили попытаться ещё раз отбросить русских от Пултуска. Главный удар противник нанёс по правому крылу Беннигсена. Сам Ланн атаковал в центре. Одновременно французы с целью сковать силы русских предприняли наступление на их левое крыло. Солдаты Гюдена ворвались в селение Мошину, обходя Сакена справа.

Беннигсен своевременно среагировал на появление свежих сил неприятеля. По его приказу Барклай де Толли и Багговут повернули правые фланги своих отрядов назад и усилили их артиллерией. Французы храбро шли вперёд, но попали под сильный артиллерийский огонь. Одновременно Барклай атаковал левое крыло дивизии Гюдена. В этой атаке особенно отличился Черниговский мушкетерский полк генерал-майора князя Долгорукова. Уланские эскадроны Конно-Польского полка подполковника Жигулина довершили разгром смятой французской колонны. После этого Ланн, получив донесение Сюше о неудаче на правом фланге, остановил атаки.

Беннигсен решил перейти в контрнаступление. Граф Остерман был подкреплен из резерва Тульским полком и двумя батальона Ревельского полка. Как только вперёд пошли войска Остермана, пошёл в атаку и Беннигсен с войсками правого крыла, укрепив их кавалерией (бригада Дорохова и часть бригады Кожина). Одновременное наступление русских флангов и умелое действие артиллерии решили исход дела в пользу войск Беннигсена. Французы отчаянно отбивались, несколько часов продолжался упорный бой. В 19 часов французы стали оставлять позиции. Темнота и метель не позволили русским войскам преследовать врага и довершить разгром врага.

Итоги

Потери русских в сражении составили 3,5 тыс. человек, французов (по их явно заниженным данным) — 2,2 тыс. человек, в т. ч. 700 человек пленными. Об ожесточенности сражения говорит тот факт что сам маршал Ланн был легко ранен, ранения получили генералы Сюше, Клаперед, Веделль и Бонар.

Обе стороны сообщили о своей победе. Все атаки французов были отбиты, но Беннигсен не использовал своё значительное численное превосходство до подхода дивизии Гюдена. Также можно отметить бездействие Буксгевдена, вызванное противоречивыми указаниями Каменского. Однако в стратегическом отношении это был успех. В ходе битвы русские остановили продвижение противника, и Наполеону Бонапарту пришлось расстаться с планами окружения и последующего разгрома русской армии.

Ночью Беннигсен получил донесение о движении крупных сил противника в обход его корпуса с севера. В связи с этим утром 15 (27) декабря он отдал войскам приказ об отходе, что дало французам повод объявить о своей победе в сражении.

За эту победу император Александр пожаловал Беннигсену орден Св. Георгия 2-й степени и 5 тыс. червонцев, также вскоре генерал стал командующим всей армии. Орденами Св. Георгия 3-й степени были отмечены другие герои этого сражения — граф Остерман, генералы Багговут, Барклай де Толли, Кожин и полковник Давыдовский. Командир 1-го егерского полка Давыдовский, раненный в деле при Сохочине, под Пултуском получил смертельную рану.
Tags: Аналитика и публицистика, История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments