Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Восстание крестьян села Маслов Кут

Восстание крестьян села Маслов Кут

Начало.
Эта грустная история началась в самом конце 18 века, когда Россия пришла на Кавказ и ощетинилась цепью крепостей и редутов Азово-Моздокской оборонительной линии. Пустынные земли, по которым издревле кочевали кочевья безвестных народов, Великая степь, должны были быть заселенными, и вскоре, для заселения новых территорий из глубины Империи потянулись люди. То был разный народ, на окраину стремились граждане, которые желали оказаться подальше от государственной администрации, скрывавшиеся от излишнего внимания жандармерии или полиции или же беглые, не выдержавшие помещичьего беспредела, крестьяне.

Местные власти сперва, смотрели сквозь пальцы на обилие бывших крепостных среди новых поселенцев, однако же вскоре, особым указом запретило поселение новых беглых, и предприняло меры чтобы легализовать тех кто уже прибыл, записав их в казенные (государственные) крестьяне, которые носили статус личной свободы и лишь платили подати государству работая фактически на себя. Вот такие крестьяне и жили в небольшом селе, около реки Кумы - Маслов Кут.
После смерти Потемкина, которому принадлежали земли на которых расположено село, во владение наследством вступил генерал-майор Высоцкий который вскоре продал этот участок земли камер-фурьеру Зотову. Новый собственник, оформляя документы, своими махинациями и связями сумел добиться того, что жителей села из крестьян государственных записали в крепостные. Так, обманом началась неволя жителей Маслова Кута и история их борьбы за свою свободу.
Неволя.
Первый раз крестьяне взбунтовались в 1798 году, когда на земскому суде, вдруг, выяснилось что есть высочайший указ, по которому их действительно переписали в крепостные. Люди подняли такой скандал, что земским властям пришлось вызывать войска, и лишь им удалось усмирить выступавших: 30 человек выпороли, вырвали ноздри и отправили на каторгу. Присмирев, крестьяне все же не теряли надежду избавиться от своего приобретенного рабства, и когда Зотов в 1825 году умер, крестьяне написали прошение, в котором просили государство вернуть их в казенное ведомство, заплатив наследникам Зотова 40 000 рублей, которые крестьяне обязались возместить казне ежегодными выплатами.
Однако тем временем в Петербурге уже оформлял купчую будущий новый владелец Маслова Кута помещик – Колантаров, который сговорился с наследниками Зотова, и теперь занимался документальной стороной дела покупки. Узнав об этом, и когда уездные земские люди объявили крестьянам то, что у них появился новый хозяин, решено было отправить в Петербург ходоков, чтобы минуя все инстанции, лично государю отдать писаное прошение о переводе в казенное ведомство. Выбор пал на крестьян Глущенко и Кондрашова, которым удалось по подложным документам вырваться из-под надзора помещика и местных властей пособствующих ему, и 22 Октября (по старому стилю) в Таганроге лично передать прошение Александру I, и в штабс-квартиру. Ходоки с радостной вестью спешили домой, где уже началось новое дело против крестьян Малова Кута.
Колантаров, узнав о побеге Глущенко и Кондрашева арестовал крестьянина Богданова, который помог организовать их побег, и вскоре прибывшие для следствия местные власти арестовали еще 17 человек, 10 из которых в последующем были преданы суду. Здесь нужно добавить тот факт, что Колантаров действительно не был вполне вправе владеть крепостными, так как был армянином и не был дворянином, однако и в те времена деньги позволяли решить многие вопросы в обход закона.
Таким образом, второй раз против маслокутовцев вышло беззаконие и несправедливость, и началась тяжба между маслокутовцами и Конатаровым.
Тяжба.
Крестьяне подавали всюду жалобы, помещик душил их податями, излишними работами и разнообразными придирками. Люди отправляли ходоков, их ловили, пороли, сажали в тюрьму или отправляли в Сибирь, и все сначала. Так продолжалось до 1833 года, когда удача внезапно повернулась к маслокутовцам лицом – последовало распоряжение нового Главноуправляющего на Кавказе и в Грузии о том, что за жестокое обращение с крестьянами, передать Маслов Кут под государственное управление. Однако радость крестьян была не долгой, изменился статус села, и помещик Колантаров действительно формально потерял право на притеснения маслокутовцев, но управляющие остались те же, и особых перемен в их жизни не произошло.
Следует заметить, что крестьяне не переставали пытаться добиться изменения собственной доли законным образом, и отправляли просителей с прошениями к государю, и их попытки скрыться из-под надзора бывали самыми изощренными. Так, к примеру, однажды зимой 1842 года, на берегу Кумы, в районе Маслова Кута была найдена сломанная повозка, которая принадлежала двум крестьянам Васильченко и Шульеву, а позже лошадь одного из них прибежала домой с оборванными хомутами. Очевидно, что крестьяне переправлялись через Куму по каким-то своим хозяйственным нуждам, лед наших ставропольских рек коварен, под ними треснул, и они утонули. Однако каково было удивление Герасима Колантарова когда он узнал что утопленники объявились в Санкт Петербурге и передали очередное прошение в канцелярию Императора.
Необходимо все же сказать, что эта затянувшаяся тяжба не прошла бесследно мимо внимания Императора, и 1839 году он издал специальный указ, по которому следовало всех маслокутовцев которые, на момент издания указа, находились под следствием помиловать, а также помиловать и тех, кто уже осужден, и отбывает наказание. Однако в данном указе не было ни слова сказано об изменении статуса крестьян Малова Кута.
В свою очередь, это царское помилование жители восприняли как признание правительством собственной правоты и стали писать и слать прошения еще чаще.
Развязка.
Зима 1853 года выдалась достаточно теплой, и поэтому быстрая Кума-река долго не покрывалась льдом. Морозы ударили только под Рождество, и в сочельник начался ледоход. Сельский атаман Лемешко и приказчик Башкиров для того чтобы наполнить помещичий ледник свежим льдом выгнали женщин решетом ловить идущий по Куме лед. Когда толпа остальных крестьян, которые были на заутренней, вышла из церкви она пришла просто в ярость. Выгнать людей на работу в один из самых почитаемых православных праздников это решение стало последней каплей исчерпавшей чашу терпения жителей села Маслов Кут.
Атамана и приказчика тут же избили. По соседним селам понеслись гонцы – созывали маслокутовцев, которые оказались по тем или иным причинам вне родного села. Народный сход выбрал атамана – крестьянина по фамилии Кикот, двух выборных, 20 стариков и 5 писарей. В центр села снесли столы и писари стали писать клятву, что чтобы ни случилось никого не выдавать. Видимо маслокутовцы уже тогда понимали, что их мятеж вряд ли увенчается успехом.
А тем временем по краю разнеслась весть, что в Масловом Куте крестьяне восстали против помещика. Генерал-губернатор Воронцов, сам помещик владевший крепостными в нескольких селах рядом с Масловым Кутом, встревожился не на шутку, и на подавление бунта выделил: 230 нижних чинов, артиллеристов 122 полубригады конно-подвижного магазина, 221 линейного казачьего войска, 210 казаков 1-го Волжского полка, 250 казаков Хоперского полка, 2 орудия 14-й конной артиллерийской бригады, и 2 легких орудия георгиевского артиллерийского гарнизона.
Вскоре войска вместе с генерал-губернатором прибыли под Маслов Кут для подавления восстания. Воронцов дождавшись когда артиллерия развернется в боевые порядки, в окружении нескольких офицеров поехал в само село для переговоров. Перед отъездом из лагеря граф приказал артиллерии, навести пушки на него, и в случае провала переговоров, когда генерал-губернатор отъедет от толпы, дать залп картечью, дабы убить основных зачинщиков мятежа и посеять панику среди селян. Переговоры закончились ничем, старики и выборные однозначно сказали что народ решил идти до конца. Когда Воронцов отъехал от крестьян на безопасное расстояния артиллерия в соответствии с оставленными инструкциями дала залп по собравшимся на площади крестьянам. По словам самого Воронцова после первого выстрела толпа даже не пошевельнулась. Необходимо сказать что увидев как к селу подходят войска, и разворачивается артиллерия, крестьяне соорудили баррикады, которые прикрывали бы их от артиллерийского огня. Крестьяне после отъезда генерал-губернатора и первых выстрелов артиллерии все же переместились под защиту баррикад и обступили каменную церковную ограду.
Для увещевания восставших пришло духовенство. Благочинный Попов и священник Миловидов долго уговаривали крестьян подчиниться, оставить сопротивление и тягостное молчание нависло над толпой. Послышался плачь, но крестьяне решили исполнить свою клятву, которую они дали на сходе до конца. Когда духовенство ушло из села, две сотни волжского полка вошли в Маслов Кут, и им удалось растащить баррикады мешавшие артиллерии, и по крестьянам стали бить картечью. Некоторое время толпа не двигалась но затем люди сражаемые артиллерийским огнем сдались, и начали разбегаться в разные стороны. В итоге было убито 86 мужчин, 35 женщин 149 ранено, до отмены крепостного права оставалось 8 лет..
Итог.
Закончилась экзекуция - началось следствие.
В результате расследования, которое завершилось в мае 1855 и дальнейшего суда на различные сроки от 18 до года рудников было осуждено 66 жителей Маслова Кута, все они также были осуждены на наказание шпицрутенами через 500 человек от 9 до 1 раза, 520 человек приговорены к 60 ударами розг. Однако по выходу манифеста от 1856 года, от телесного наказания всех освободили.
P.S.
Комиссия, занимавшаяся расследованием инцидента в Масловом Куте, изучив архивные документы, пришла к выводу что крестьяне Маслова Кута были переписаны из казенных в крепостные незаконно. https://cont.ws/@keiser/209610
Tags: История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments