Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Привычки знаменитостей (3 статьи)

Князь Гагарин, или Чаепитие с Наполеоном

Князь Гагарин, или Чаепитие с Наполеоном
Князь Федор Федорович Гагарин (1786—1863) получил за свою худобу и плешивость прозвище «Адамова голова», т.е. попросту Череп. Кроме того, он слыл за чудака и кутилу.

По словам современника, «его недостатки заключались в человеческой слабости быть везде на первом плане, в эксцентрических выходках или замашках казаться молодым вопреки своих лет». Одной из больших его слабостей было пари. Многие из них бывали сопряжены с удальством и храбростью. Действительно, князь Гагарин не принадлежал к категории людей трусливых. Если дело доходило до спора, он ни перед чем не останавливался.

Однажды, например, он побился об заклад с компанией офицеров, что доставит Наполеону два фунта чая.


Дело происходило в 1812 году, во время пребывания французов в Москве.

Пари было безумное.

Никто из споривших с князем Гагариным не сомневался, что проникнуть к Наполеону невозможно. Однако князь Гагарин отважился на это рисковое дело и все-таки предстал перед императором французов.
Понятно, что первый вопрос великого полководца, обращенный к незваному гостю, был таков: что нужно от него посетителю?
Гагарин признался:
— Я поспорил с целым обществом, что ваше величество не откажется отведать нашего московского чая, представляющего из себя для Москвы национальный напиток.
— И только затем вы мне заявились? — спросил Наполеон, не сдерживая насмешливой улыбки.
— О, нет! Кстати хотел на деле убедиться, так ли французы гостеприимны и галантны, как о них рассказывают.
— Французы снисходительны и любезны! — заверил гостя Наполеон и приказал окружающим пропустить князя Гагарина обратно в русский лагерь.
Пари было выиграно.

Впрочем, несмотря на мирное чаепитие с Наполеоном, князь Гагарин тоже стал героем войны 1812 года, кавалером Ордена Георгия 4-й степени. Впоследствии он дослужился до чина генерал-майора. Но в 1832 году Федор Федорович был уволен от службы «за появление в Варшаве на гуляньи в обществе женщин низшего разбора».
Ссылка на историю http://zaist.ru/~wdaSh

Фельдмаршал Каменский в жизни и литературе

Фельдмаршал Каменский в жизни и литературе
Великий Суворов, отличавшийся, как известно, большими странностями, имел многих подражателей. Некоторые из них тоже сумели прославиться на ниве чудачеств, как например, фельдмаршал граф Михаил Федотович Каменский.

Это был старый служака и педант. В молодости он два года служил во Франции для приобретения опытности в военном искусстве. Прославился он при Екатерине в обеих войнах с турками. Суворов, отзываясь о нем, говорил, что «он знал тактику». Сегюр в своих записках называет его вспыльчивым и жестоким, но отдает полную справедливость ему как полководцу, который никогда не боялся смерти. Державин называл его «булатом, обдержанным в боях, оставшимся мечом Екатерины...».

У себя в деревне Каменский жил в своих комнатах совершенно один. Лишь камердинер имел право заходить в его кабинет. У дверей его комнаты были привязаны на цепи две огромные собаки, знавшие только графа и камердинера. Фельдмаршал всегда носил куртку на заячьем меху, покрытую голубой тафтой, с завязками; желтые мундирные штаны из сукна; ботфорты, а иногда кожаный картуз. Волосы связывал верёвочкой сзади в виде пучка, ездил в длинных дрожках цугом, с двумя форейторами. Лакей сидел на козлах: он имел приказание не оборачиваться назад, но смотреть на дорогу.

Чудачества Каменского этим не ограничивались — подобно Суворову, он пел на клиросе, ел за столом только простую грубую пищу и очень оскорблялся малейшим невниманием к его заслугам. Так, когда перед второй турецкой войной императрица пожаловала ему пять тысяч золотом, он захотел показать, что подарок слишком ничтожен, и нарочно истратил эти деньги на завтраки в Летнем саду, к которым приглашал всех, кто ему попадался на глаза.

Женат он был на княжне Щербатовой, женщине красивой и доброй, однако супружеская жизнь его была похожа на судьбу Суворова. Супруги виделись довольно редко, что впрочем не помешало им прижить троих детей дочь и двух сыновей. Старшего сына отец не любил и однажды, когда тот уже был в чинах, граф публично дал ему двадцать ударов арапником за то, что он не явился в срок по какому-то служебному делу. Доставалось от него и младшему сыну. Оба они, даже во взрослых летах, не смели ни курить, ни нюхать табак при отце.

Никого не любя, Каменский и сам не был никем любим за свой крутой, вспыльчивый и жестокий нрав. Вот образчик его обращения с нижестоящими. В 1783 году он назначен был генерал-губернатором Рязанским и Тамбовским. Однажды впустили к нему с просьбою какую-то барыню в ту минуту, как он хлопотал около любимой суки, кладя ее щенков в полу своего сюртука; взбешенный за нарушение своего занятия, он стал кидать щенят в бедную просительницу.

В старости фельдмаршал подпал под влияние своей любовницы — простой женщины, грубой, необразованной и притом некрасивой, которая и погубила его. Она жила в его имении, на всем готовом. Но богатство и власть, которыми наделял ее фельдмаршал, не удовлетворяли эту женщину. Ей захотелось выйти замуж, для чего она подыскала себе подходящего кандидата полицейского чиновника, а от старика Каменского решила избавиться. Обещанием наград она уговорила одного молодого парня из дворовых, не любивших вообще своего крутого помещика, напасть на того в лесу, через который Каменский часто езжал. Кучер был то ли соучастником, то ли трусом — во всяком случае онне защитил барина. 12 августа 1809 года убийца страшным ударом топора разрубил фельдмаршалу череп вместе с языком (впрочем, вспоследствии рассказывали и другие версии случившегося, однако везде в качестве убийц фигурируют крепостные или слуги фельдмаршала).

По делу об убийстве Каменского пошло в Сибирь и отдано в солдаты около 300 человек, но главная виновница кровавого преступления осталась в стороне, благодаря протекции полицейского, за которого она вышла замуж.

Впрочем, я уверен, что все вы и без меня хорошо знаете графа Каменского. Ведь он запечатлен Львом Николаевичем Толстым в «Войне и мире» под именем князя Болконского-старшего.
Ссылка на историю http://zaist.ru/~eX5qy

Необычная голова Томаса Эдисона

Необычная голова Томаса Эдисона
У великого изобретателя была очень плохая память, особенно в юности. В школе он забывал все, чему его учили. Преподаватели считали его «пропащим», а доктора даже предсказывали, что ему грозит заболевание мозга, так как голова Эдисона имела необычную форму. Фактически за всю свою жизнь он проучился в школе всего три месяца, после чего стал заниматься дома с матерью и, видимо, не без успеха.

Позже, работая над собой, Эдисон развил замечательную способность к запоминанию научной информации.

В 12 лет с ним произошел несчастный случай, приведший почти к полной глухоте. Эдисон пытался сесть на поезд на станции Фрайзер в Мичигане. Кондуктор схватил его за уши, пытаясь затащить внутрь. «Я почувствовал, как что-то схватило в голове, — вспоминал позднее Эдисон. — Моя тугоухость началась с этого момента и с тех пор прогрессировала». Но Эдисон умел находить в своем физическом недостатке и положительные стороны: «Эта глухота оказалась выгодною для меня в некотором отношении. Когда я работал в телеграфной конторе, я слышал только аппарат, находившийся на столе, за которым я работал, и другие аппараты мне не мешали, как остальным телеграфистам».

В 1876 году Эдисон переселился со своим семейством в Менло-Парк, малонаселенный городок по линии железной дороги в Филадельфию, в двадцати четырех милях от Нью-Йорка. Здесь он устроил свои знаменитые мастерские и лабораторию, откуда вышла большая часть его гениальных изобретений.
На одни приборы для своих бесчисленных опытов и наблюдений Эдисон затратил более ста тысяч долларов.

По рассказам его сотрудников, Эдисон в среднем работал по восемнадцать часов в сутки. Один из них вспоминал: «Я работал с ним в течение трех месяцев почти все дни и ночи. За все это время мне удавалось спать урывками между шестью и девятью утра».

При разработке автоматического телеграфа он поставил себе целью создать аппарат, который мог бы печатать более двухсот слов в минуту. Но известные тогда растворы для бумаги не отвечали нужным требованиям. Эдисон выписал целую химическую библиотеку из Нью-Йорка, Лондона и Парижа. Шесть недель он не выходил из своей лаборатории, куда ему приносили и еду. Спал он сидя в кресле. За это время он проштудировал все выписанные книги, сделал толстый том конспектов, произвел до двух тысяч опытов и нашел требуемый раствор, при помощи которого его печатающий телеграф передавал больше двухсот слов в минуту на расстоянии 250 миль.

У Эдисона была странная татуировка — пять точек на левом предплечье, благодаря которой ему приписывали изобретение простейшей тату-машины. На самом деле в 1876 году Эдисон запатентовал гравировальный прибор Stencil-Pens, который много лет спустя был модифицирован Самуэлем О`Рейли в первую тату-машину.

Во время работы в своей громадной лаборатории Эдисон забывал все, кроме преследующей его задачи. Он ходил в прожженном кислотами платье, с грязными руками и всклокоченными волосами, словно последний из его рабочих.
Однажды Эдисон отправился в местное налоговое управление. Но мысли его витали далеко от финансов — изобретатель был глубоко поглощенный попыткой разрешить какую-то научную проблему. Когда подошла его очередь, Эдисон вдруг понял, что забыл свою собственную фамилию. Позже он признавался, что не смог бы вспомнить ее, если бы даже от этого зависела его жизнь. К счастью, один знакомый, стоявший в очереди, подсказал Эдисону, как его зовут.

Богатство и слава не произвели в нем заметной перемены, и он остался для своих старых приятелей тем же Томом, которого они знали в прежнее время. У Эдисона были самые простые вкусы в жизни, он терпеть не мог пышных церемоний и торжественных обедов с хвалебными речами. Как-то раз, приглашенный на обед в знаменитый нью-йоркский ресторан «Дельмонико», он крайне удивил своего хозяина, ограничившись из всего обильного пиршества кусочком паштета и чашкою чая. В другой раз он вовсе отказался от публичного обеда, сказав, что «за сто тысяч долларов не согласен просидеть два часа, выслушивая славословия».

В последний период его жизни у Эдисона существовал специальный вопросник, для кандидатов на получение места в одном из его учреждений. Особый перечень вопросов существовал также для тех избранных, которых он готовил себе в преемники. Наряду с вопросами по специальности, в нем были и такие вопросы: «Кто был Плутарх?», «Кто был Боливар?», « Где находится Волга?», «Играете ли вы на каком-нибудь инструменте?».
Ссылка на историю http://zaist.ru/~CokPM
Tags: Биографии, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments