Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Мракобесы и мракобесия по-израильски (2 статьи)


Как слово «эволюция» стало в Израиле ругательством
Только в Израиле: музей естествознания без упоминания теории эволюции.
Мунициальный музей естествознания в Петах-Тикве предназначен в первую очередь для школьников. В нем немало интересных экспозиций, посвященных окружающей среде и функционированию человеческого организма. Но нигде нет и намека на происхождение человека. Потому что «эволюция» — это неприличное слово.
Дети, которые посещают музей, признанный Министерством просвещения, не получают никакой информации о происхождении и развитии человеческого рода. Табличка на стене музея гласит: «Человек не изменился в течение десятков тысяч лет, но с каменного века до наших дней наша жизнь изменилась до неузнаваемости». Ни один из посетителей пока что не высказал своего несогласия с этим заявлением.

А теперь — сталактитовая пещера в районе Бейт-Шемеша. Год назад тут случился скандал. Дабы не оскорблять чувства верующих, табличка с указанием возраста пещеры была удалена, а гиды всячески обходили этот вопрос стороной.
И вот я снова тут. В группе человек 30, примерно половина – религиозные, много детей. «Возраст пещеры – от 5 до 20 миллионов лет», — говорит экскурсовод Яэль. «Но ведь мир был создан пять тысяч лет назад», — возражает экскурсант в кипе. Скользнув по нему взглядом, Яэль продолжает рассказ о длительном процессе формирования сталактитов и сталагмитов. По окончании экскурсии к Яэль подходит религиозная женщина. Услышав, что существуют научные методы определения возраста пещеры, она возражает: «Мы считаем иначе». «Каждый живет по своему времени», — отвечает Яэль, и удовлетворенная ответом женщина удаляется.
Это – не единичные случаи. В Музее естественной истории в Иерусалиме есть панно, иллюстрирующее теорию эволюции. Его прикрыли занавеской, чтобы не оскорбить чувства верующих. В только что открывшемся музее естественной истории Штайнхардта в Тель-Авиве эволюционная теория не упоминается, и это – в университетском музее. Правда, профессор Тамар Даян, старший зоолог Тель-Авивского университета и основатель музея, заявила, что соответствующая экспозиция непременно откроется в сентябре. В уважающих себя музеях природы теория эволюции широко и детально иллюстрируется, в Израиле же она, похоже, стыдливо заталкивается под ковер.
Вопрос в том, предпринимаются ли в Израиле в 2018 году попытки скрыть возраст Земли или скрыть самую фундаментальную теорию современной биологии? Есть ли в Израиле музей, в котором посетителю сообщается, что человек произошел от обезьяны? Мне о такой экспозиции ничего не известно.
Шай Меири, зоолог из Тель-Авивского университета, говорит: «Не каждый религиозный в Израиле автоматически отрицает терию эволюции. Но израильское общество переживает период экстремизма,  который характеризуется тем, что во всех сферах люди склонны принимать крайние взгляды». Она добавляет: «Если завтра я открою музей, я буду предельно осторожна. Чтобы понравиться широкой аудитории, приходится помалкивать даже о том, что ты считаешь верным. Иначе потеряешь публику».
Говоря о теории эволюции, Меири замечает: «Она включена в школьную программу, но ни у кого нет смелости прямо сказать, что это фундаментальная концепция, на которой покоится биология, и необходимо уделять ей побольше времени». Недостаточное внимание уделяется теории эволюции и естественного отбора и в университетах, говорит она. «Мы движемся в нежелательном направлении», — заключает она.
Геологическое время и время веры
Тамар Даян из Тель-Авивского университета отдает предпочтение не статусу теории эволюции в израильском обществе, а тому, как она представлена в новом Музее естественной истории. «Создавая музей, мы должны найти баланс между множеством посылов. Это сложная и увлекательная задача – представить широкой публике науку, которую мы так любим. После долгих раздумий и обсуждений мы выбрали данную модель, и, если судить по тому, как публика реагирует на нее в течение месяца с момента открытия музея, эта концепция пришлась по душе». Она добавляет, что музей – не учебник, задачи его другие, и потому многие моменты в нем опущены. Для тех, кто хочет углубиться в естественную историю, запущен сайт Gateway to Evolution.
Рая Шурки — директор Управления природы и парков Израиля. Она говорит, что в Израиле существуют два объекта, где публика непосредственно сталкивается с теорией эволюции. Это пещеры первобытного человека в Нахаль ха-Меарот у подножия горы Кармель, и сталактитовая пещера в районе Бейт-Шемеша. Одна из пещер на горе Кармель включена в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО: она – «уникальный архив ранней жизни человека в Юго-Западной Азии, в котором сохранились объекты, иллюстрирующие не менее 500 000 лет эволюции человека».
Шурки говорит, что с возрастом пещер проблем не возникает – лишь немногие ультраортодоксы посещают этот объект.
Иначе обстоят дела в сталактитовой пещере. Каждый год туробъект посещают 200 тысяч человек, из них 50 тысяч — религиозные. Отчасти потому, что Бейт-Шемеш расположен недалеко от Иерусалима.
«Наша политика заключается в том, чтобы представить научную, геологическую и археологическую правду обо всех объектах, — говорит Шурки. — Однако мы осторожны. Мы обнаружили, что есть геологическое время, и есть время веры. Мы хотим, чтобы посетители-ортодоксы, которые являются частью израильского общества, посещали природные объекты, поэтому мы должны принимать во внимание их мировоззрение».
Моше Гилад, «ХаАрец». МР
На фото: Библейский зоопарк в Иерусалиме. Фото: Гиль Коэн Маген.
http://detaly.co.il/eto-neprilichnoe-slovo-evolyutsiya/ 
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Прыжки по средам - relevant
Авигдор Либерман. Фото: Hadas Parush, Flash-90
Лев Авенайс. Прыжки по средам
Я считал и считаю, что наибольшую опасность для существования нашей страны (если вообще есть опасность ее существованию, во что я не верю) – это вовсе не Иран, не арабское окружение и не наш внутренний конфликт с национальными меньшинствами. Это — наши отношения с харедим (представителями религиозного сектора —прим. РеЛевант).
Я даже слышал мнение умных людей (есть и такие!), что если нам удастся решить проблемы с арабами, то тогда начнется самое страшное для светских граждан Израиля. Разумеется, как любые крайние мнения, это мнение я отбрасываю. Так поступают судьи в фигурном катании, прыжках в воду и с трамплина, гимнастике и во многих других видах спорта с субъективной оценкой судей.
Будучи человеком светским и атеистом до мозга костей и костей мозга, я пытаюсь, однако, понять логику моих ортодоксально-религиозных друзей (и не друзей тоже). Но удается мне это плохо.
Про реформистов и консерваторов я не говорю, они официально провозгласили, что соблюдают только те каноны иудаизма, которые каждый из них сам считает для себя желательным соблюдать.
Но ортодоксы-то, ортодоксы! Я всегда считал, что для них запреты, налагаемые религией, что называется «отлиты в граните». Незыблемы.
У меня есть двое знакомых, занимающих весьма высокие должности в иерархии русскоязычного Израиля. Оба исповедуют ортодоксальный иудаизм и гордо об этом заявляют. Мне довелось однажды быть с ними на одном юбилее в некошерном ресторане. Один из них попросил принести разовую посуду и столовые приборы и не разрезанные овощи.  И среди всех деликатесов ел только их. Другой ел на обычной посуде (на тарелках в свое время рядом лежало мясное и молочное!)  и обычными столовыми приборами, но заказанный в кейтеринге кошерный ужин. Я спросил первого, почему второй позволил себе такую вольность с посудой. Он презрительно пожал плечами: «Значит, он не такой уж ортодокс».
Когда я читаю в прессе об очередных светско-религиозных конфликтах на мини-плацдармах и на широких фронтах, я понимаю, что речь идет не о религии, для которой шаг в сторону – попытка к бегству. Речь идет о политике. Вот «героиня моего романа» министр культуры и спорта Мири Регев издает предписание, запрещающее проводить спортивные соревнования в шабат.  По всем видам спорта… кроме футбола. Хочу найти раввина, который бы дал мне талмудическое толкование этого предписания. Что, футбол – не еврейский вид спорта? А, скажем, прыжки с шестом и художественная гимнастика – исконно иудейские? Меня лично этот запрет никак не касается, я не хожу на израильскую разновидность футбола под названием «кадурегель» по субботам, и на художественную гимнастику по средам — тоже.  Но понять религиозную логику этого решения мне не под силу.
Есть аксиома: «Нельзя быть немножечко беременной». Но, оказывается, можно быть немножечко ортодоксальным. То есть кругом – суббота, а на стадионе «Сами Офер» в Хайфе – четверг. И не нужно быть еврейским мудрецом, чтобы понять, что к религии указ Мири  Регев не имеет никакого отношения, а исключительно к политике. Дело идет к выборам, а, значит, к праймериз, и надо показать потенциальному электорату «неистовой Мири»,  что она стоит на страже еврейских ценностей.
Когда я задаю оппонентам наивный вопрос, почему в шабат у нас не ходит общественный транспорт, мне по-еврейски отвечают вопросом на вопрос: «А чем тогда наша страна будет отличаться от всех других, от Голландии, например?»  И я, пристыженный, отползаю… Надо же, а я и не знал, что это главное отличие Израиля от других стран… Интересно, а чем же отличаются друг от друга Германия и Латвия? Неужели их можно спутать?
Газеты и СМИ полны информацией о мелких пакостях на религиозной почве. То в больницах на Песах устраивают личный досмотр на предмет нелегального проноса квасного. То солдата лишили увольнительной за то, что он в казарме ел некошерный бутерброд, хотя никакими уставами это не запрещено. То девушек-военнослужащих заставили покинуть бассейн, в котором они плескались со своими товарищами по оружию противоположного пола, потому что в бассейн пришли религиозные воины, а иудаизм, якобы, запрещает им лицезреть солдаток в купальниках. Но не запрещает наблюдать девушек в шортиках на улицах наших жарких городов. То, опять же, в армии – вот она, площадка, где схлестнулись светский и религиозный Израиль, — командир запрещает девушкам надевать под форму белые футболки, потому что они, видите ли, более сексуальны, чем  майки оливкового цвета, и смущают религиозных солдат.  Надо же, а я никогда об этом даже не задумывался! Где в талмуде написано про цвет футболок, мне неведомо.  Наконец, религиозные парашютисты повернулись спиной к инструктору во время армейской учебы, потому что инструктором была девушка. Неисповедимы пути твои, Господи!
Разумеется, высшие армейские чины заклеймили эти «перегибы на местах», объявили, что они незаконны, но это вовсе не значит, что о таких случаях мы не будем читать вновь и вновь.
Прыжки по средам - relevantЯаков Лицман, Фото: Flash-90

А главное политико-религиозное сражение развернулось в кнессете. И тоже на армейском фронте. Точнее, на фронте призыва. Еще точнее – вокруг закона о призыве. В воскресенье Нетаниягу дал сторонам конфликта две недели, чтобы договориться о формулировках закона о призыве. Иначе – идем на выборы. Я уже писал в Релеванте о страстях вокруг этого закона («Мотивации – ноль?» 11.03.18). Собственно, правильно назвать этот закон «законом о не призыве». «Принципиальный» спор вокруг этого закона напоминает мне старый чешский анекдот: «У нас с Пепичеком небольшие разногласия по поводу нашей свадьбы. Я хочу выходить замуж в белом платье, а он вообще не хочет жениться». После того, как отменили старый закон, где за уклонение от призыва предполагалось уголовное наказание в виде тюремного заключения, что на практике все равно не удалось бы осуществить, в новом законе, рожденном в недрах министерства обороны и генштаба, были предусмотрены экономические санкции за невыполнение иешивами «плана по призыву». И все разногласия заключаются в одном пункте: ортодоксы хотят, чтобы, в случае невыполнения планов призыва харедим (а никто выполнять их не собирается), решение о наложении экономических санкций принимало правительство, а предлагаемая формулировка, от которой Либерман, вроде бы, не намерен отступать, предполагает автоматическое наложение санкций. Понятно, почему спор столь принципиален. Потому что в редакции Лицмана пункт о санкциях работать не будет. Правительство всегда можно шантажировать развалом коалиции, можно добиться бессрочной отсрочки и т.д.
На самом деле в этом конфликте религия ни при чем. Налицо чистая политика. Если бы Нетаниягу и Либерман, действительно, хотели бы принять этот закон, они бы провели его легко без участия ультраортодоксальных членов коалиции. Ведь фракция «Еш атид» готова проголосовать за этот закон. Но тогда эта коалиция рухнет, а в следующую коалицию ортодоксы с этим законом пойти не смогут. Их главным коалиционным требованием станет отмена этого закона, что уже случилось в кнессете этого созыва. Поэтому Нетаниягу предпочитает идти на выборы и снова создать коалицию примерно той же конфигурации. А затем заново начать волокиту вокруг этого закона.
Я много раз ошибался в своих прогнозах. Не знаю, удастся ли договориться Либероману с Лицманом за предоставленные  главой правительства две недели или нет. У меня ощущение, что Биби очень не хочет, чтобы они договорились. У него есть много аргументов, почему на выборы надо идти именно сейчас. И ни один из них не относится к вопросам религии, а исключительно, к циничной политике. Если верить словам Либермана, сказанным им русскоязычным журналистам, нет шансов на то, что закон о призыве будет принят кнессетом этого созыва. Значит – пойдем на выборы.
А мы обречены на дальнейшие бои местного значения на фронтах светско-религиозной склоки.  
                 https://relevantinfo.co.il/sreda-politics/                          
Tags: Аналитика и публицистика, Современность и политика, евреи и Израиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments