Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

"Олим для склад" (2 статьи)

«Израиль - это большой миф!» Поэт из Сибири закручивает крышки на заводе. Кто-то из репатриантов действительно полюбил эту страну, кто-то её возненавидел, покинул, но мало кто остался к ней равнодушным.
Израиль - это успешный пиар-проект. Израиль - это успешный пиар-проект. © / Из архива Антона Нечаева /Из личного архива
Чем дольше живёшь, тем труднее менять привычный уклад и отрываться от корней. У Антона Нечаева случай немного другой. Прожив до 46 лет в Красноярске, поэт и культуртрегер переехал с женой на историческую родину - в Израиль. Корреспондент «АиФ-Красноярск» поговорил с Антоном о медицине, ценах на жильё, поворотах судьбы и многом другом.

Израильский Норильск  Евгений Эдин, «АиФ-Красноярск»: Антон, долго ли вызревало желание переехать?

На новой родине. Фото: Из личного архива Антона Нечаева.Антон Нечаев: Наверное, у любого человека, имеющего отношение к еврейству, есть желание репатриироваться. Я осознал, что рано или поздно всё-таки перееду. Ключевым стимулом оказался переезд дочери - она служит в израильской армии по контракту. Но я понимал, что, в общем, не к дочери еду. У неё там своя интересная насыщенная жизнь, и общаемся мы здесь по сути реже, чем когда я был в Красноярске и мы разговаривали по Скайпу. А уехал в основном потому, что понял: моя жизнь в России исчерпана - всё, что я должен был там сделать, я сделал, захотелось чего-то другого.
- В каком городе живёшь?
- В Нагарии. Это север Израиля, девять километров до границы с Ливаном, этакий израильский Норильск. Население тысяч шестьдесят, много русских, марокканцев; у Нагарии есть амбиции стать мировым курортом, но море слишком замусорено, сточные воды города уходят в море рядом с городским пляжем. Отели в катастрофическом состоянии и очень дорогие. Туристов мало, работы тоже, поэтому я работаю в соседнем городке на заводе, выпускающем косметику.

Море в Нагарии замусоренное. Фото: Из личного архива Антона Нечаева- Что входит в твои обязанности?
- Операции на конвейере: закручивание крышек, заполнение ленты, наполнение банок и прочее. Есть машина, за которой я работаю, небольшая - для маленьких партий. Продукция очень дорогая, на основе арганового масла. В основном шампуни, кондиционеры и маски для волос, косметика элитная, распространяется по салонам красоты.
- Трудно ли было после музейной работы переключиться на труд практически пролетария? Хочется ли снова перейти на умственную?
Бабушка-путешественница вновь отправилась в путь.Баба Лена из Красноярска после съемок в Москве отправилась в Израиль.
- Ну, музейщик я тоже не по призванию, а скорее случайно. И то, и другое - это просто некоторое более или менее приятное зарабатывание средств. Я чувствовал себя неплохо и в музее, и в Фонде Астафьева, и в журнале «День и ночь», и в Красноярском университете, и ещё много где. Чувствую себя недурно и на заводе. Действительно, я не был никогда пролетарием, и все эти машины, станки, люди, здесь работающие, - это совершенно незнакомый мир для меня, он непростой и любопытный. К тому же именно здесь и есть, как мне кажется, настоящий Израиль, со всеми его сложностями, запутанными отношениями, который мне бы хотелось понять. Рабочий день, конечно, чересчур долог, 12 часов 6 дней в неделю, но это в Израиле почти неизбежно.
По соседству с Хезболлой- Как нашёл эту работу? Хватает на жизнь?
- Мне почти сразу предложили этот завод, сказали: закончишь ульпан (школа иврита) - и подходи. Я не думаю, что кто-то тут прямо перебивается: если работаешь, то на всё хватает, включая поездки в Европу. В смысле денег я сейчас намного свободнее. Есть возможность даже помогать немного тем, кто остался в России. Но свобода эта, напомню, даётся тяжёлой работой. Кто-то из русских, конечно, разбогател, впрочем, не так уж сильно, но в массе своей русские - работяги.
- А кто больше востребован там?
- Востребованы классные специалисты в IT-сфере. Кстати, в Нагарии, как и на всём севере, работающие не платят подоходный налог, что порой даёт существенную годовую прибавку к бюджету. Но общий уровень зарплат невысок, в центре зарплаты выше.
- Почему не переберётесь в центр?
- Потому же, почему не все россияне едут в Москву и Петербург. По ряду причин, среди которых очень дорогая аренда жилья. Меньше 80 тыс. рублей за две комнаты вряд ли найдёшь. В Нагарии аренда тоже высокая: связано это с наплывом репатриантов, которые создают спрос. Сейчас за трёхкомнатную в 90 метров я плачу в месяц около 45 тыс. рублей, это только аренда. Вместе же с городским налогом (есть такой в Израиле) и коммуналкой получится все 60 тыс. Вообще, цены на жильё в Израиле космические. 500 тыс. долларов за квартиру в Нагарии, где нет работы, море, скорее, просто картинка, чем что-то реальное, - это даже недорого. Рынок как будто и не помнит, что в десяти километрах к северу - базы движения Хезболла и другие.
Успешный пиар-проект- Израиль - государство, находящееся в состоянии перманентной войны. Это ощущается?
- То, что в Израиле война, - стереотип, выдуманный СМИ. Даже сложно сказать, когда здесь была последняя война. Да, Израиль обстреливается, совершаются теракты, нападения на граждан, но полноценные военные действия не ведутся давным-давно. Это уже очень спокойная, мирная и дружелюбная страна.

Цены на жильё в Израиле космические. Фото: Из личного архива Антона Нечаева- Какие ещё мифы об Израиле можешь развеять?
- Израиль входит в двадцатку самых развитых стран мира, уровень жизни считается очень высоким. А люди в большинстве своём работают по 10-12 часов, света белого не видя. Производство, как правило, допотопного уровня: станки устаревшие, организация труда катастрофическая. Отношения работодатель - работник тяжёлые, часты обманы, хамство. То же и с медициной. Обычным людям, гражданам страны по обычной страховке, не делается почти ничего. На любое заболевание - антибиотик, на любые боли - отмашка: само пройдёт. Есть и взяточничество: не подмажешь - не поедешь, и т. д. И всё же мне Израиль нравится по той же причине, что и любое место, где я задерживаюсь, - люди. Мы уже повидали всякое: и высокомерие израильтян, и их необязательность, но добросердечных, отзывчивых, душевных людей тут множество.
По удобствам хуже Сибири- Что израильтяне знают о Сибири?
- Как правило, ничего. Впрочем, как и в европейской части России - к Сибири относят и Пермь, и Екатеринбург, и даже Казань. В Израиле в русской и ивритской среде то же самое. Хотя я встречал и тех, кто знает, что такое Сибирь и мечтает туда съездить.
- Что их привлекает?
- Кажущаяся необжитость, красоты нашей природы. Израильтяне много путешествуют. Любят Индию, Непал, Латинскую Америку. Ездят, конечно, и в Европу, где уровень сервиса намного выше, чем в том же Израиле. Израиль вообще по удобствам не сравнить не только с Европой, но и с той же Сибирью.
Например, в Израиле ты привязан к своему отделению банка. При переезде в другой город должен идти и переоформляться в другое отделение, чтобы не ездить в другой город в банк. Здесь обязательно посещение детского сада с 3 лет. Нередко закрывают железнодорожные станции по тем или иным причинам, чего в Сибири не представишь.
- А есть что-то общее между Сибирью и Израилем?
- Израиль, как и Сибирь, по сути составлен из совершенно разных людских сообществ. Из людей, приехавших сюда большей частью вынужденно и часто мечтающих уехать отсюда. Кто-то действительно полюбил страну, кто-то её возненавидел, покинул, переехал в Канаду или вернулся в страну исхода, но мало кто остался к ней равнодушным.
- Назад не тянет? Чем бы занялся первым делом, если бы оказался в Красноярске?
- Нет, не тянет. Правда, вспоминаю маму, думаю, как там она одна. Окажись я в нашей квартирке в Академгородке, я бы, наверное, спал беспробудно неделю, если бы соседи позволили.
- Хватает времени на творчество?
- На творчество времени нет совсем, как нет его и на чтение. Но мне пока и не хочется создавать ничего текстуального. Хочется впечатлений, событий. Потом, может, если Господь захочет, что-нибудь и создастся.
Досье
Антон Нечаев. Российский поэт и прозаик. Родился в 1970 в Красноярске. Окончил Красноярский педагогический институт, Литературный институт им. Горького. Работал сторожем, редактором в журнале «День и ночь». Лауреат премии Фонда Астафьева 1997 г. в номинации «Поэзия», премии Международного журнала «Дети Ра». В 2006-2013 гг. был главным экспертом Фонда имени В. П. Астафьева, с 2013-го - главный редактор литературного журнала «Процесс». Автор 5 книг стихов и прозы, а также ряда публикаций в периодике. Женат на поэтессе Анжеле Пынзару, имеет двух дочерей.  http://www.krsk.aif.ru/society/izrail_-_eto_bolshoy_mif_poet_iz_sibiri_zakruchivaet_kryshki_na_zavode                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           
Репатриантка в панике: "Меня обманом подписали на медицинские опыты"
65-летняя жительница Петах-Тиквы не ожидала, что обычное посещение поликлиники "Маккаби" закончится таким стрессом. "Вести" выяснили, что произошло
Евгения Ламихова
Фотоиллюстрация: shutterstockФотоиллюстрация: shutterstock.
65-летняя О.Р. (полное имя хранится в редакции) уже несколько недель не может прийти в себя и не спит по ночам. "Я постоянно в панике из-за произошедшего, - пожаловалась она "Вестям". - Не знаю, как я подписала эту бумагу на иврите - словно под гипнозом".
Эта история началась 20 сентября, когда жительница Петах-Тиквы О.Р. находилась в поликлинике больничной кассы "Маккаби".
"Я пришла в поликлинику по своим делам. Вдруг ко мне подошел пожилой израильтянин. Такой маленький, тихий дедушка, приятный, вежливый.
Спрашивает: "Не хочешь подписаться на..." - и показывает на планшет, который держит в руках. А там - большой бланк на иврите. Обычно я на такие предложения сразу отвечаю "нет". Но в тот день находилась в хорошем расположении духа, всем хотелось помочь. В том числе этому старому человеку. В ответ дедуля что-то промямлил про анализы крови - дескать, для их статистической обработки мало участников, не хочу ли и я дать разрешение использовать мои данные"
О.Р. рассказала "Вестям", что за 25 лет жизни в Израиле "никогда ничего не подписывала бездумно, тем более на улице". Но дело проходило в уважаемом месте - помещении поликлиники. "Я была словно под гипнозом. Не знаю, как взяла и подписала" - объясняет она.
Через неделю пенсионерка получила электронное письмо, а в нем - подписанный ею бланк разрешения использовать любые ее биологические материалы для научных опытов в Израиле (копия документа хранится в редакции).
"У меня потемнело в глазах, - взволновенно говорит пожилая женщина. - На иврите я говорю, но прочитать такой большой юридический текст с медицинскими терминами мне было тяжело, и я помчалась к знакомой, лучше владеющей ивритом".
Знакомая объяснила, что в документе говорится о согласии использовать сдаваемые анализы для медицинских исследований.
"Цель вроде бы благородная - создание новых лекарств, исследование моей ДНК - если в ней найдут что-то подозрительное, то мне сообщат... Однако легче от этого не становится, - сокрушается О.Р. - Ведь этот человек в коридоре текст мне не прочитал, внятно ничего не объяснил. И я в сильном сомнении. Сразу вспомнился роман Стивена Кинга "Воспламеняющая взглядом" и описанные там опыты над студентами".
Тот факт, что в бланке был пункт, позволяющий в любую минуту отказаться от участия, пенсионерку не успокоил. Со своими страхами и претензией к больничной кассе она обратилась в "Вести".

Что такое "Капля для исследований".
Редакция изучила копию документа, подписанного О.Р. и присланного ею в "Вести".
Фото: shutterstockФото: shutterstock.
Речь идет о проекте больничной кассы "Маккаби" "Типа ле-михкар" ("Капля для исследований").  Это банк данных, который собирается из биоматериалов пациентов (крови, слюны, мочи) с целью медицинских исследований. Данные включают различную информацию, в том числе ДНК.
В документе декларируется, что больничная касса гарантирует конфиденциальность информации. "Все собранные материалы будут храниться в соответствии с законом. Они помечаются кодом и не содержат личных данных пациентов. При проведении исследований доступ к личным данным не разрешается, за исключением отдельных работников банка "Типа ле-михкар", получивших специальное разрешение", - говорится в бланке согласия.
"Я образованный человек и, возможно, сама согласилась бы на использование моих анализов для науки. Но я отказываюсь понимать, почему о таком важном деле мне рассказал дедушка в коридоре, а не семейный врач. Почему руководители проекта позволяют так цинично использовать незнание иврита? И почему в медучреждении позволяют себе "втюхивать" услуги, как в каком-нибудь магазине телефонов?" - спрашивает репатриантка.

Ответ больничной кассы. В отличие от пожилой женщины, редакция "Вестей" знала, что получение подписи под медицинским документом без полного осознания пациентом последствий - это не только некрасиво, но и незаконно.
Закон о правах пациентов в Израиле обязывает медучреждения получать от пациентов "осознанное согласие" на любой тип лечения. Это означает, что пациенту обязаны объяснить все возможные последствия и убедиться, что он их хорошо понял.
Участие в медицинских исследованиях в Израиле регулируется "хельсинкскими комиссиями" ("ваадот-Хельсинки"), действующими при всех медучреждениях. Так называются комиссии по вопросам этики медицинских опытов. Они оценивают этические и правовые аспекты клинических испытаний, установленные Хельсинкской декларацией Всемирной ассоциации врачей  и Международной конференцией по гармонизации технических требований к регистрации лекарств в странах Евросоюза.
Не были ли нарушены эти законы в случае с пенсионеркой из Петах-Тиквы? С этим вопросом "Вести" обратились к руководству больничной кассы "Маккаби". Вот какой ответ поступил:
"Больничная касса "Маккаби" проводит медицинские исследования на самом переднем крае мировой науки.
Для проведения исследований в области генетики, с учетом всех строгих правил, "Маккаби" создала базу данных "Типа ла-мехкар" - хранилище биологических образцов, которые будут использоваться для исследовательских работ.
Протокол проекта утвержден "хельсинкской комиссией" (комиссией по этике), назначенной министерством здравоохранения. В течение нескольких месяцев к проекту присоединилось около 40 тысяч человек.
Разумеется, присоединение к этой базе данных является добровольным. Наши представители обращаются к пациентам и предлагают им присоединиться к проекту на добровольных началах, сопровождая предложение полным и подробным объяснением.
Эти представители прошли широкую и специализированную подготовку, одобренную "хельсинкской комиссией". Они получили указание включать в проект только тех пациентов, которые полностью понимают объяснение, в том числе с точки зрения языка, на котором они говорят.
После подписания бланка о присоединении к проекту пациенту отправляется подробный документ по электронной почте. Из базы данных можно выйти на любом этапе. В этом случае образцы, связанные с человеком, покинувшим проект, уничтожаются.
Кроме того, уже на следующей неделе можно будет подписать документ на четырех дополнительных языках - арабском, французском, русском и английском, а информационные листки на этих языках будут распространяться среди пациентов по мере необходимости".
При участии Виктории Виноградовой и Владимира Гросса.  https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5369769,00.html    
Tags: Аналитика и публицистика, Биографии, Современность и политика, евреи и Израиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments