Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Category:

"Олим для склад" (2 статьи)

Активист Ликуда о «русской» демографической угрозе: «2/3 новых репатриантов — неевреи»
Активист «Ликуда» Биньямин Лашкар проштудировал данные демографической статистики ЦСБ и предупредил сограждан о новой «демографической угрозе»: по его подсчетам, в последние годы алия из стран бывшего СССР на две трети состоит из неевреев,.
Трибуну для выкладок Лашкара предоставил сайт «Мейда» — одно из любимых изданий Биньямина Нетанияху, всегда и во всем поддерживающее премьер-министра. Глава правительства рекомендовал публикации этого сайта, а его создателя, Рана Бараца, хотел даже назначить главой Национального штаба пропаганды.
В статье под заголовком Алия с колючкой, председатель франкофонной ячейки правящей партии сообщает, что за последний год процентная доля граждан, приехавших в Израиль по Закону о возвращении, но не признанных евреями, выросла на целых 0.2% — с 4.4% до 4.6%, хотя, при своей низкой рождаемости и высоком проценте «ериды», эта категория должна бы со временем сокращаться.

Опираясь на данные ЦСБ и разъяснения главного ученого министерства абсорбции Зеэва Ханина, Лашкар начал считать:
«В 2017 году 40% репатриантов, 12,000 из 30,000, не были евреями. Их подавляющее большинство — «не имеющие вероисповедания», небольшое меньшинство — открытые христиане и мусульмане (на самом деле христиан и мусульман, возможно, больше, но не все пожелали сообщить). В 2016 году я разговаривал с главным ученым министерства абсорбции Зеэвом Ханиным, и он мне рассказал, что почти все репатрианты-неевреи приезжают из стран бывшего СССР. Поскольку они составляли 60% от общего числа репатриантов в 2017 году, отсюда следует, что две трети репатриантов из бывшего СССР, приехавших в последние годы, не являются евреями».
Далее Лакшар сообщает, что с 2009 по 2017 год в Израиле получили гражданство 211,000 репатриантов и иммигрантов, и «лишь 53% из них были евреями». «Так алия, которая должна была укрепить еврейское большинство в Израиле, превратилась в оружие, которое его подрывает», — заключает он.
Автор требует исключить из Закона о возвращении пункт, дающий право на репатриацию внукам евреев. Как объясняет Лакшар, «пункт о внуках» внесли в закон лишь в 1970 году, и лишь для того, чтобы исправить ситуацию, когда евреи не ехали в Израиль от не имеющих права внуков». Теперь, по представлениям автора, такого уже не бывает, так как еврейские дедушки и бабушки давно поумирали, и взрослые внуки едут в Израиль со своими нееврейскими мужьями и женами.
Биньямин Лашкар называет себя представителем «либерального крыла» в Ликуде. Он признает, что «запретить привозить в страну избранников сердца невозможно», — но «нет причин поощрять репатриацию людей, имеющих сомнительную связь с еврейством».
«На первом этапе» он предлагает прекратить деятельность «Сохнута» на постсоветском пространстве, а на втором — изменить Закон о возвращении «так, чтобы приезжать могли только евреи со своими детьми».
Жителям Бат-Яма, возможно, будет интересно, что борец с «русской демографической угрозой» дружитс кандидатом в мэры Бат-Яма от партии «Ликуд» Цвикой Бротом.
http://news.israelinfo.co.il/law/75220                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  К сведению русскоязычных израильтян: как наши близкие попадают в «черные списки» МВД.
Израильтянин Женя думал, что живет в демократической стране, уважающей права своих граждан на семейную жизнь. Поэтому, обратившись в МВД с просьбой о продлением туристической визы для невесты Алины, Женя честно рассказал, что их с Алиной связывают многолетние близкие отношения, и они планируют пожениться.
Это оказалось фатальной ошибкой. МВД не только отказало девушке в продлении туристической визы, но и тут же внесло ее в «черный список» потенциально опасных для Государства Израиль посетителей. О том, что ей закрыт въезд в страну на 10 лет, Алина узнала лишь пять месяцев спустя, когда вновь прилетела к любимому человеку.
Женя и Алина рассказали NEWS.israelinfo.co.il, что Алина в последние несколько лет часто летала в Израиль, у нее здесь много друзей. Молодые люди познакомились четыре года назад. Завязались близкие отношения, полтора года назад Женя сделал Алине предложение. Алина продолжала ездить к жениху в Эйлат и возвращаться в Россию, когда истекал срок туристической визы. Встречаться за границей молодые люди не могли: из-за долга телефонной компании «Селком» Жене закрыли выезд из страны.
В мае, когда подошел к концу срок очередной туристической визы, Алина и Женя решили попробовать ее продлить — будучи веб-дизайнером и фрилансером, Алина могла выполнять свою работу, живя в любой стране. «Мы решили честно объяснить свою ситуацию чиновникам МВД: что мы собираемся пожениться, что Алина может жить здесь без нелегальной работы. Мы не знали, что в МВД нельзя говорить правду», — объясняет Женя.
За день до даты вылета Алина получила отказ в продлении визы. Письмо за подписью зам. начальницы эйлатского отдела МВД Рахель Бен-Ами честно сообщало, что отказ объясняется не чем иным, как «длительной связью с гражданином Израиля»:
«По вашим словам, у вас есть многолетняя связь с гражданином Израиля. Поэтому вам было отказано в продлении туристической визы, так как целью вашего визита не является туризм». Вы можете подать апелляцию, но имейте в виду, что это не изменяет дату вашего выезда из страны», — гласит официальный документ, полученный редакцией NEWS.israelinfo.co.il.
Получив отказ, Алина покинула Израиль точно в срок, никаких законов не нарушала. В МВД заверили ее, что она сможет продолжать ездить к Жене в гости. Поэтому в октябре она снова купила билет на самолет и прилетела в аэропорт Бен-Гурион.
Рассказ Алины о том, что было дальше, во всех деталях совпадает с тем, что мы уже не раз слышали от депортированных близких русскоязычных израильтян. Восьмичасовое ожидание допроса, затем четыре часа в камере для депортируемых; в толпе «товарищей по несчастью» — таких же родных и друзей израильтян, прилетевших в гости к родным. Почти все депортируемые говорили по-русски. Хамство, безразличие к элементарным человеческим нуждам: людей часами держат в «клетке», не давая пить и не выпуская в туалет. Еду, по словам Алины, один раз за 12 часов все-таки принесли: служащий «бросил на пол коробку с ледяными сэндвичами».
Среди депортируемых была женщина, приехавшая в гости к сестре-израильтянке. Была новая репатриантка с пятилетним ребенком, которого мать имела неосторожность оставить в стране исхода на первый, самый трудный период обустройства после алии. Съездив за сыном, она вернулась — и получила от служащих МВД предложение въехать в страну, оставив ребенка «на той стороне». По словам Жени, эта женщина в панике металась по аэропорту несколько часов, пока, наконец, не получила разрешение въехать на свою новую родину вместе с маленьким сыном.
Алине почти сразу сообщили, что ей закрыт въезд в страну на 10 лет. Обоснований не дали, не поставили даже штамп в паспорт о депортации. Требовали подписать «какие-то бумаги на иврите» без перевода; перед высылкой тщательно обыскали личные вещи и чемодан.
Женя говорит, что теперь у него одна цель — расплатиться с «Селком» и покинуть Израиль навсегда. По словам Алины, после того, как с ней поступило еврейское государство, у нее пропало желание продолжать переписку с польскими архивами и искать информацию о еврейских предках, когда-то бежавших оттуда в СССР.
«Все мои стремления хоть как-то худо-бедно восстановить национальность моих предков, бежавших из Польши, в моих глазах потеряли всякий смысл. Я очень люблю евреев — и религиозных тоже, уважаю иудаизм, у меня нет злости на весь мир за случившееся, но неприязнь к МВД и чувство несправедливости — да», — объяснила Алина. http://news.israelinfo.co.il/law/75220
Tags: Аналитика и публицистика, Современность и политика, евреи и Израиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments