Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Category:

Из истории криминала в СССР (СНГ). 3 статьи

Как вор в законе «заезжает» в камеру: правила поведения

Ситуативный поведенческий дуализм в данном случае эфемерен: реальный, не «апельсиновый» вор-«законник» возвращается «на круги своя» – ему не требуется предпринимать усилий для адаптации в принципиально новом для пришедшего с воли неофита социуме, поскольку для вора в законе, по воровским понятиям, тюрьма – дом родной.

Почему все не так в кино

Если для новичка (неофита) открывающаяся дверь в камеру и вход в помещение, где ожидает изначально страшащая безвестность – это процесс сродни перерождению и обретению второго «я», еще не наделенного самостоятельными поведенческими качествами, то для вора в законе заход (на тюремном жаргоне «заезд») в камеру – не более чем «процедурный вопрос». Не надо ничего решать и ни к чему готовиться – все уже решено «до»: по воровским понятиям, ритуализация встречи вора-«законника» в камере не так цветаста, как она показана в отечественных художественных произведениях.

Для того чтобы это понять, достаточно просто припомнить эти фильмы. Наиболее красноречива в описании процесса вхождения в «новую» среду (тюремную камеру) сцена из отечественно сериала начала нулевых «Next», в котором вора в законе Лавра (Федора Лаврикова) сыграл замечательный Александр Абдулов. Это кино с комедийными эффектами, и сцена с входом Лавра в камеру – одна из таких эпизодов, не имеющих, впрочем, ничего общего с реальностью.

Лавр входит в камеру с матрацем в обнимку. Далее сценарист беззастенчиво эксплуатирует популярную поведенческую историю с реакцией «шестерки», сразу начинающего виться перед вошедшим с похабными «подколами». Затем камерный «авторитет», символически для такого случая выходящий из туалета, «с дальняка», произносит сакраментальную фразу по поводу того, что вновь прибывшему дяде «место у параши». Лавр бросает матрац на парашу, садится на него и начинает резать яблоко внезапно появившимся из рукава ножом. Появление ножа зеками воспринимается как магическое действо, они начинают понимать, что человек перед ними не простой, раз ему удалось пронести в камеру холодное оружие.

Опешившему надзирателю Лавриков сообщает, что раз уж сидельцы приняли его за «петуха», то он сейчас посидит немного и начнет топтать здешних «курочек». Картина вторая: Лавр уже всех в камере построил, сбивчивый хор сидельцев, запинаясь, но все-таки дружно, выводит заказанную вором в законе песню. Сам «законник» на этот раз важно восседает за столом и, как положено, дирижирует процессом.

Режиссерская картина мира, созданная в этой сцене сериала «Next» Олегом Фоминым, может, и привлекательна для зрительского восприятия, но исторически неверна.

Всем входящим «бесплатно» по определению

Вор в законе, «заезжающий» в камеру, чаще всего органично вливается в данный социум задолго до собственно появления в этом четырехстенном пространстве с одним зарешеченным окном: тюремная почта в плане распространения необходимой для внутреннего пользования информации вполне способна конкурировать с вольной «Почтой России» – как правило, в тюрьме знают о прибытии сюда «законника» загодя. Тем более что действительно авторитетных воров в законе по определению сравнительно немного.

При входе в камеру такого вора принимают как короля. Если ему нет равного, «законник» сразу же занимает самое лучше спальное место. Варианты даже не обсуждаются. С этого момента главный в камере он. Вор в законе выстраивает порядок жизни в этом отдельно взятом мини-государстве, только ему позволено диктовать здесь правила, сообразные воровскому закону.

Беспредел по отношению к вору в законе (а в сериале «Next» отправка героя Абдулова «на очко» – это реальный «косяк») смертельно опасен – подобных смельчаков могут зарезать при первом же удобном случае. Впрочем, настоящий вор в законе никогда бы не поступил, как Лавр: добровольное «приземление» в «местах общего пользования» по определению приравнивается к «петушиному» статусу. Настоящий вор в законе (раз уж у него наличествовал нож, как у Лаврикова) должен был сразу же хладнокровно прирезать своих обидчиков.   http://russian7.ru/post/kakie-vor-v-zakone-zaezzhaet-v-kameru/



Николай Постников
Что делать в тюрьме, если вор в законе поступил несправедливо

Строгая иерархия, царящая в тюрьме, и воровской закон, запрещают вору обижать «мужиков» или «блатных». Но каждое правило имеет свое исключение. Что же делать, если те, кто следит за соблюдением неписанного свода законов, нарушают его?

Для начала нужно разобраться в уголовной субординации. Во главе всей зоны стоят положенец и смотрящие. На одной зоне могут находиться одновременно несколько воров в законе, и чтобы их интересы не пересекались и все было строго по понятиям, один из воров назначается главным, то есть положенцем. Если в тюрьме нет коронованных, то с воли могут туда специально «командировать» своего человека. Остальные авторитеты относятся к смотрящим. У каждого из последних есть группа так называемых блатных, выполняющих приказы своего вора.

Что относится к нарушениям понятий?

Как таковой справедливости в местах лишения свободы не существует. Есть понятия - воровской закон. Он появился в 30-х годах прошлого века и с тех пор неоднократно дополнялся. На разных зонах он имеет свои нюансы, например, в некоторых исправительных учреждениях могут избить даже за то, что заключенный не вымыл руки после туалета. Однако основные правила остаются неизменными и дополняются лишь в крайних случаях «наказами», которые принимаются на сходках. Список этих понятий несложный:

- вор сам никогда не должен наказывать или мстить; за него это делают блатные;

- нельзя отбирать у заключенных последние деньги, сигареты, еду;

- воровской закон запрещает материть и оскорблять людей, находящихся с ним в одной тюрьме или зоне;

- авторитет не должен забирать себе львиную долю из общака, в который каждый отдает часть денег, сигарет, чая, - распределением этих благ занимаются смотрящие;

- вор не должен доносить администрации на тех, кто сидит с ним, и вообще контактировать с представителями закона;

- вор не имеет права вмешиваться в разборки между людьми одной «масти», то есть уголовной касты.

К кому обращаться за справедливостью?

Ни в коем случае нельзя пытаться наказать обидчика самостоятельно – за это на зоне обычно убивают. Блатные выполняют функцию охраны вора, и человек, с которым поступили несправедливо, даже пальцем не успеет прикоснуться к авторитету.

В обычной среде, если человека обидел руководитель, необходимо сообщить о нарушениях его начальству. На зоне и в тюрьме, если, например, смотрящий поступил не по понятиям, необходимо написать записку – маляву - или лично рассказать о происшествии положенцу.

В сегодняшних тюрьмах разделение на «красные» и «черные» зоны уже не такое резкое. К первым раньше относились те исправительные учреждения, в которых многие заключенные сотрудничают с представителями власти. Во вторых для находящихся под арестом это было категорически неприемлемо.

Однако в обоих случаях любой контакт с представителями власти, тем более с передачей сведений о внутренних зековских делах и разборках, наказуем. Поэтому нельзя обращаться за помощью к администрации тюрьмы или зоны. Те, кто жалуется тюремному начальству, рискуют здоровьем, а то и жизнью.

Администрация и обычно сама предпочитает не вмешиваться в дела заключенных, поскольку порядок во многом обеспечивается за счет внутренней зековской субординации. Из внешних контактов неуставным сводом законов разрешены письма адвокату и родным.

Побои и издевательства – обыденность в местах лишения свободы. Именно за счет них поддерживается строгая система иерархии, на них держится воровской закон. Так что любому, кто туда попадает в места лишения своюбоды, нужно полностью менять свою точку зрения на такие вещи, как справедливость и человеческое достоинство.





Николай Постников
«Дороги» и малявы: как работает тюремная связь

Попадая в тюрьму, человек оказывается полностью отрезан от внешнего мира. Однако, как ни странно, заключенные своевременно получают самые свежие новости о жизни тюрьмы или колонии, а также о событиях на воле. Они узнают все о прошлом нового соседа по камере еще до того, как его подселят. А происходит это благодаря разветвленной системе коммуникаций.

Один из самых очевидных способов передачи информации – через «баландера», т.е. через заключенного, сотрудничающего с администрацией тюрьмы. Однако ему опасно доверять хоть сколько-нибудь значащую информацию – ведь она тут же попадет к руководителю исправительного учреждения. Обычно через баландера передаются запросы по поводу продуктов либо необходимых в быту вещей. Кроме того, баландер часто общается с определенным сотрудником тюрьмы – «контролером», который сам готов за умеренную плату чем-нибудь помочь.

Нередко информация передается устно, при транспортировке людей в суд, когда нескольких арестантов из разных блоков сажают в один бокс: либо можно докричаться до соседа, сидящего в ближайшем боксе. Или еще, как вариант, оставить послание на стене. По возвращении в камеру арестант докладывает обо всем услышанном или почерпнутом из настенной «прессы». Для подобных целей используются также стены бань и внутренних дворов.

Более надежным способом донести нужные сведения считаются записки, называемые в тюрьме малявами. Малявы достигают адресатов разными путями - "дорогами". Самый популярный вид дороги – по воздуху. Заключенные делают из нитей расплетенной одежды несколько веревочных дорог, натягивают их между камерами и передают по ним малявы или прогоны (обращения воров в законе к арестантам). Таким же образом доставляются небольшие ценные грузы. Если администрация не озадачивается этим вопросом, то дороги не убираются даже днем. Паутина из нитей может опутывать всю тюрьму, а отдельные дороги могут достигать в длину 100 метров. С их помощью заключенные согласовывают свои показания перед допросом следователя и обсуждают новости.

Создание воздушных дорог – целое искусство. Существуют разные способы их прокладки. Зеки или передают веревку из окна одной камеры в другую, или делают из подручных средств трубку и на манер индейцев выстреливают через нее конец веревки с приделанным к нему наконечником. При этом дорога может вести не только к другой камере, но и за забор колонии, чтобы с ее помощью можно было добыть предметы с воли. Веревка также может протягиваться через дырки в стене и полу. Отверстия создаются путем, например, дробления цемента между кирпичами и выковыривания одного из кирпичей. После «коммуникации» кирпич ставится обратно. Возможно также устройство дороги «по воде», то есть через систему канализации. Иногда зеки посредством тряпок перекрывают воду в стояке, вследствие чего появляется возможность общаться через несколько этажей.

В камерах за передачу информации или предметов по дорогам отвечают специально обученные люди. Они умеют строить дороги и пользоваться ими. В тех тюрьмах, в которых администрация борется с дорогами, умельцы, их проложившие, могут получить серьезное наказание в виде карцера или чего похуже.

Когда нужно передать маляву или прогон в другую колонию, арестанты прибегают к услугам этапированных, которые становятся курьерами. Они вшивают маляву в одежду, обувь или личные предметы. Если курьер знает, что ему предстоит серьезный обыск, то он проглатывает тщательно упакованное послание.

Другим способом передачи сообщений является тюремная азбука, т.е. перестукивание между камерами. Это очень удобно: не требуется никаких подручных средств, перехватить информацию практически невозможно, к тому же не знающий человек не поймет особого языка. Из минусов можно назвать только такие моменты, как время, которое необходимо для обучения языку, а также малая дальность передачи сообщений.

Связь со «свободным миром» - это отдельный простор для воображения. Стоит начать с того, что у некоторых зеков в свободном пользовании есть мобильный телефон, а то и планшет. Однако по интернету нельзя перекинуть какую-нибудь вещь. Тогда привлекается смекалка: предметы перебрасываются через забор различными способами. Самые изобретательные арестанты мастерят рогатку, а в некоторых случаях даже применяется лук (разумеется, со стороны «воли»).

Tags: История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments