Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Category:

Из истории криминала в СССР (СНГ). 3 статьи

Резня в ГУЛАГе после войны: что это было

После смерти вождя народов в 1953 году систему сталинских лагерей сотрясла череда восстаний и забастовок заключённых. Восстания заключенных в Кенгире, Экибастузе, Воркуте и Норильске показали советской власти необходимость постепенного расформирования лагерей. Но ГУЛАГ стало лихорадить гораздо раньше – с 1945 года в нём началась настоящая резня, в ходе которой погибло множество заключённых, а порой и сотрудники МВД. Причины бойни были непосредственно связаны с окончанием Второй мировой войны.

Сучья война

В самые беспросветные годы немецкого наступления советское правительство решило пополнить число красноармейцев за счёт лагерников. В 1941-1943 годах ГУЛАГ покинуло 35% осужденных – их отправили воевать. На фронте оказались и многие представители уголовной субкультуры, известные как «воры в законе». Они надеялись на долгосрочное освобождение, но по окончании войны снова попали в лагеря – не исключено, что уже в роли наёмников властей.

Здесь их уже ждали озлобленные «коллеги» по криминальному ремеслу. Эти сидельцы сочли, что пребывание за решёткой в период, когда и без того скудный паёк был урезан до минимума, не идёт ни в какое сравнение с положением фронтовиков. Вернувшихся окрестили «польскими ворами» (по названию страны, где проходили сражения) и зачислили в одну категорию с «суками» - теми, кто, не выдержав давления, пошёл на сотрудничество с администрацией. К «сукам» также примкнули «авторитеты» из новых республик СССР, перемещённые на основную территорию страны.

Идейный конфликт быстро перерос в кровавые столкновения между двумя группировками уголовников. «Суки», не желавшие быть истреблёнными, вскоре начали привлекать в свои ряды других «блатных», разработав для них особый ритуал с целованием ножа. «Истинных воров» они не только резали, но и подвергали сексуальному насилию. Ответные расправы бывали не менее жестокими.

«Сучья война» продолжалась до конца существования ГУЛАГа, её жертвами пали, по современным оценкам, десятки тысяч человек – не только уголовные авторитеты, но и «мужики» (обычные заключённые), к помощи которых активно стали прибегать «воры» с обеих сторон. При этом речь шла зачастую о терроризировании и запугивании лагерного населения.

Рубиловка

Вторая волна убийств в лагерях также была спровоцирована результатами Великой Отечественной войны. На территориях Западной Украины, вновь занятых Красной Армией, развернулось повстанческое движение украинских националистов, против которого Советы бросили лучшие силы НКВД. Тысячам сторонников ОУН-УПА* давали стандартные 25-летние сроки – они проходили как политические преступники.

Во множестве оказавшись в лагерях, выходцы из Галиции составили отдельную касту, бросившую вызов сложившимся порядкам (аналогичным образом действовали прибалтийские «лесные братья»). И если раньше заключённые покорно терпели «стукачей», то теперь доносчиков стали находить поутру с заточками в груди. Расправы совершали люди в масках, а число погибших в одном лагере могло исчисляться десятками. Убийц не пугали возможные кары – они воспринимали свой срок как пожизненное заключение и зачастую предпочитали следственный изолятор лагерным работам.

Другие политические заключённые мало-помалу также стали перенимать опыт «бандеровцев» и «фашистов», сопротивляясь тем, кто открыто поддерживал начальство. Итогом стал рост самосознания и создание законспирированных внутрилагерных организаций, среди функций которых было и изготовление оружия. Быть осведомителем стало опасно для жизни, поэтому руководство лагерей, лишившись привычных «помощников», уже не вполне их контролировало.

В качестве меры восстановления порядка и пресечения «подпольной антисоветской деятельности» власти пытались физически отделять украинцев от прочих категорий, однако это уже не спасало ситуацию. Число «положительного контингента», т.е. согласных выходить на работу заключённых постепенно сокращалось.

Роль лагерной администрации

Примечательно, что администрация лагерей в отчётах, адресованных Москве, намеренно не отличало события «сучьей войны» от «рубиловки». И то, и другое получило собирательно название «бандитизма». На словах с ним велась активная борьба. На деле же, по одной из версий, «сучью войну» власти даже подогревали, желая таким образом сломить «воровской закон».

Результатом стал рост недовольства простых заключённых, поскольку чаша весов в итоге склонилась на сторону традиционных «воров», обвинявших во всем начальников ИТЛ. Более того, у объединившихся на почве противостояния уголовников в конце 1940-х годов появились первые «общаки» – своеобразные «кассы взаимопомощи», усилившие их влияние и уменьшившие власть администрации.

Во время лагерных волнений разные группировки «фашистов» и блатных нашли общий язык и действовали заодно, направляя других обитателей ГУЛАГа, что обеспечило хоть и кратковременный, но успех восстаний.

*ОУН-УПА- запрещенная организация в РФ




В каких условиях сидели «элитные заключенные» в СССР

Во время Великой отечественной войны в легендарной Владимирской тюрьме была создана система улучшенного типа заключения, которая распространялась на сидельцев, осужденных по политическим мотивам. Элитные зеки содержались в особых условиях, которые могли вызвать зависть не только у остальных осужденных, но и у рядовых граждан СССР того времени.

Номерные заключенные

Каждый заключенные переведенный на особый статус получал номер, а настоящее имя и фамилию сидельца знало только высшее руководство централа и несколько человек из КГБ. В обмен на «стирание личности» зек получал серьезные привилегии, например: право лежать на нарах в любое время суток, освобождение от стрижки наголо, часовое свидание с членами семьи раз в сутки, две прогулки по 60 минут каждая.

Сидельцам позволялось заниматься литературной деятельностью, ввести рукописи, получать свежие газеты и книги из библиотеки города Владимир. Через начальника тюрьмы «номерные зеки» за свои деньги могли купить продукты и разные предметы быта. Два раза в день они получали горячую еду, а утром и вечером чай. Для разнообразия рациона использовали свежие овощи. Каждого заключенного еженедельно осматривали врачи.

Кем были «элитные заключенные»

В архивах Владимирского централа сохранились сведенья о личности нескольких номерных зеков. На особых условиях сидели руководители Эстонии, Латвии и Литвы, родственники высокопоставленных чиновников - брат наркома Серго Орджоникидзе, Константин, а также члены семьи второй супруги Сталина Надежды Аллилуевой.

Также в эту категорию попадали шпионы. Аладжанян - священник и английский разведчик, венгерский шпион Тибор и коллаборационисты высокого ранга, например: Борис Меньшагин, которого немцы назначили бургомистром Смоленска. Один и заключенных Гедемин Меркис, сын литовского политического деятеля, вспоминал, что во время войны делился едой с охранниками, которые питались хуже подопечных им зеков.

При этом ему разрешали читать книги по экономике, истории, географии. После смерти Иосифа Виссарионовича большинство номерных заключенных освободили.

Тюрьма-богодельня

Одним из таких сидельцев был бывший депутат Государственной думы Василий Шульгин, который принимал отречение последнего Романова. В 1944 году его арестовали в Европе и после суда эмигранты дали максимальный срок. Местом отсидки стала Владимирская тюрьма, а его сокамерниками были писатель Андреев, академик-биолог Василий Парин и князь Петр Долгорукий.

Из 25 летнего срока Шульгин отсидел 12 лет и вышел в 1956 году. О временах заключения он записал в своем дневнике: «Как бы я провёл эти 12 лет на свободе? Меня кто-то содержал бы, и кто знает, может быть, чаша моих унижений была бы на свободе хуже, чем в тюрьме. Моё перо, которое не умеет служить, не могло бы меня кормить. В наше время независимые люди не нужны никому. Их место - тюрьма или богадельня. То и другое представили мне Советы, то есть, принципиальные враги, политические противники».

Сколько стоит титул «вора в законе»

Их называют «апельсинами» или «лаврушниками», этих «пластмассовых» «воров в законе», которые зачастую даже ни разу не сидели в тюрьме. Если прежде данный статус считался непререкаемым, то теперь он может стать (и становится) жупелом в делах по искам о защите чести и достоинства.

Настоящие советские «законники» даже вообразить подобное не могли.

Кто хочет быть «апельсином»?

Исследователи данной, «цитрусовой», темы в МВД РФ утверждают, что тема купли-продажи самого почитаемого воровского титула возникла с середины 80-х ХХ века – сказалось «дыхание рынка», перспектива заработка больших легальных денег, открытая «перестройкой» и последующими за ней пертурбациями. Но зримо тема проявилась только к середине 90-х – после смерти «последнего «правильного» вора» Васи Бриллианта (легендарного «вора в законе» Владимира Бабушкина, 35 лет (не считая побегов) «безвыходно» проведшего в МЛС)» – так его определяют даже сотрудники МВД.

Источник «Новых Известий» в столичном главке МВД (тогда еще милиции) в 2003 году говорил журналистам, что «законники» в стремлении идти в ногу со временем ассимилируются с предлагаемыми обстоятельствами, не считаясь с воровскими понятиями – с кончиной Бриллианта, который, как и полагается настоящему «вору в законе», практически всю жизнь провел в тюрьме, ряды «правильных» воров сильно поредели, и половина среди них теперь – «апельсины».

Этимология этого термина имеет географическую подоплеку – по данным МВД, большая часть «ненастоящих» «воров в законе», купивших статус за деньги, – это кавказцы, в основном, грузины.

Цена вопроса

Статус «вора в законе» в среде, где понятийный аспект играет решающую роль, чрезвычайно важен: «законники» вправе выступать арбитрами в разрешении споров, возникающих среди ОПГ, они желанны в составе любой такой организованной группировки.

Градация стоимости «апельсиново-лаврушечного» статуса «вора в законе» широчайшая – от 3 тысяч (по данным источника «Новых Известий») до «лимона» долларов (информация ведущего научного сотрудника ВНИИ МВД России, доцента Евгения Филатова). Вместе с тем, «апельсиновый» статус по определению гарантирует конфронтацию с ворами «старой школы» – они не придерживающихся устоявшихся воровских понятий авторитетов принципиально не признают, и по возможности борются с ними.

Сложно сказать, сколько сейчас живых «воров в законе», коронованных на постсоветском пространстве – на сегодняшний день такая статистика не обнародована (разными источниками называются общие цифры до тысячи человек). Пять лет назад, по официальным данным МВД РФ, их было более 600 – 428 «законников» на тот момент находились на свободе, остальные – в МЛС России, СНГ и по всему миру. По сведениям того же Евгения Филатова, национальный состав «воров в законе» тогда в основном представляли русские (30%) и грузины (28 %).

С началом 90-х среди «воров в законе» начались междоусобные разборки, в том числе, и кровавые, чего прежде не бывало. В основном, они касались правильности решений на сходках и собственно статусности того или иного вора – «апельсин» тот или нет.

«Статус «вора в законе» унижает мои честь и достоинство»!

Именно об этом заявил в соответствующем иске в суд «предприниматель Сергей Ефимцев», судившийся (безуспешно) 7 лет назад с МВД РФ. Поводом для иска о защите чести и достоинства послужило публичное обозначение Вахтанга Лалиашвили, он же Ваха Маленький, сменивший ФИО на Сергея Ефимцева (так в опубликованном пресс-релизе МВД РФ) как вора в законе в 2007 году. Его тогда позиционировали как «причастного к банкротству крупных спиртовых предприятий Тулы» (ущерб госбюджету, по данным предварительного следствия, – более 600 миллионов рублей).

Лалиашвили-Ефимцева арестовали (его в Москве брал ОМОН). Проблемы у Вахи (Сергея) начались сразу после поступления в московское краснопресненское СИЗО № 3. И сидельцы, и администрация сильно заинтересовались, кто он по жизни (по понятиям). Хотя де-факто ни «вором в законе», ни даже «апельсином» Лалиашвили-Ефимцев не являлся, его пришлось запереть в спецблок, подальше и от реальных авторитетов, и от братвы. Когда Ваха-Сергей пошел по этапу в Сибирь, и в колонии, куда он прибыл, усомнились в его статусе – начальство ИК посоветовало Ефимцеву обратиться в суд, чтобы МВД опровергло опубликованную информацию о наличии у осужденного воровского статуса.

Суд (рассмотрение дела продолжалось полгода, в его рамках подробно рассматривали кто есть «вор в законе» как таковой) в итоге пришел к выводу, что словоформа «вор в законе» честь не порочит и достоинство человека не умаляет. Опровергать информацию не стали: подразделение, которое ее распространило, на тот момент в МВД было уже расформировано.

Tags: История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments