Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Categories:

Из истории криминала в СССР (СНГ). 3 статьи

ТОП-7 запретных слов в российских тюрьмах

Помимо собственной иерархии, в местах лишения свободы действуют особый неформальный этический кодекс. Он регламентирует повседневную жизнь заключенных, вводит запреты и предписания. Свод правил касается и употребляемой заключенными лексики. За произнесение некоторых слов зэка может ждать суровое наказание.

Спасибо

Одно из самых опасных слов в русской тюрьме – «спасибо». Зэки считают его не только нежелательным, но и оскорбительным. Его запрещено использовать как в устной, так и в письменной речи, даже в обращении к родственникам. Почему столь доброжелательное и безобидное слово попало в «черный список» тюремного лексикона?

Дело в том, что в местах не столь отдаленных к вежливости (и уж тем более показной) всегда относились крайне негативно. Использование «спасибо» кажется арестантам рисованием, стремлением подчеркнуть свою интеллигентность, а значит поставить себя выше остальных зэков, которые, в большинстве своем, являются выходцами из социального дна.

Такие арестанты испытывают нечто сродни классовой ненависти ко всем, кто занимает более высокое общественное положение. Наглеца, вздумавшего показывать свою интеллигентность, тюремщики быстро ставят на место.

Впрочем, на первый раз могут обойтись и предупреждением. Если же новенький будет продолжать использовать запрещенное слово, то ему мгновенно «вправят мозги». Расправа может быть крайне жестокой, известны случаи членовредительноства.

Каким словом должно быть заменено «спасибо» в тюрьме? Правильно произносить «душевно», «от души» или «благодарю».

Спросить

Также в список самых нежелательных слов входит «спросить». В соответствии с этическим кодексом, тюремщик должен интересоваться, а не спрашивать. Спрашивать же означает привлекать к ответу за содеянное или наказывать за «косяк».

Использующий слово «спросить» зэк рискует нарваться на серьезную провокацию. Другие заключенные могут ответить: «С кого хочешь спросить, с меня? Ну, давай, попробуй!». Вот так и возникает конфликт на ровном месте.

Обида

В список запретных входит слово «обида» и производные от него – «обидеть», «обижать» и другие, а в особенности «обиженный». В понимании зэков обидеть – значит опустить.

"Обиженные" – представители низшей касты заключенных. В случае если заключенного что-то не устраивает, нужно употреблять слово «огорчился».

Слышь

Слово «слышь» звучит как «с лыж». А «на лыжи» в тюрьме встают те, кто обращается к тюремной администрации за помощью с просьбой перевести в более безопасную камеру.

Обычно с такими просьбами заключенный ходатайствует в случае, если у него по тем или иным причинам не сложились отношения с сокамерниками и дальнейшее нахождение с ними может угрожать его жизни и здоровью. Таких в тюрьме называют «лыжниками» или «ломанувшимися».

Бегать из камеры в камеру считается у зэков малопочетным. К тому же по тюремной «беспроводной почте» становится ясно, почему «лыжника» перевели из его старой камеры. Как правило, «ломанувшиеся» принадлежат к низшей тюремной касте, а потому подвергаются унижениям со стороны других.

Место

«А вам не кажется, что ваше место возле параши?» – эта фраза из фильма Александра Серого «Джентельмены удачи» стала культовой. Войдя в камеру, новичок ни в коем случае не должен спрашивать «где мое место?». Иначе ему сразу же укажут на так называемый дальняк – место у туалета.

Слово «место» практически во всех смыслах имеет на зоне негативный окрас. Поэтому зайдя в камеру необходимо спросить: «Куда можно упасть?».

Доказать

Слово «докажу» и его производные имеют, как правило, повышенный эмоциональный окрас. Разбрасываться «громкими» словами на зоне крайне не рекомендуется, потому как в дальнейшем в случае изменившихся обстоятельств отвертеться от ранее сказанных слов будет крайне трудно.

Кроме того, доказывают по зэковским понятиям исключительно в суде. А в тюрьме принято говорить «обосную».

Свидетель

Также негативный смысл несет в заключении слово «свидетель». Даже если зэк увидел что-либо своими глазами, то он ни в коем случае не должен называть себя свидетелем. В тюрьме их нет, сидят исключительно осужденные.

Свидетели же по этическому кодексу зоны бывают, опять же, только в суде. В тюрьме же есть только очевидцы.

public domain
«Кореша»: кого так называют блатные в русской тюрьме

Есть несколько версий происхождения термина «кореш». Две основных доказывают историческую связь понятия с древрееврейскими заимствованиями. Третья – со славянскими корнями слова «кореш», видоизмененного и впоследствии прочно вошедшего в блатной язык уголовного мира.

Версия первая

От имени царя Кира. Еврейский народ считал этого правителя своим другом. Именно во время его правления древнему народу было дано право на возвращение в Обетованные Земли из многолетнего изгнания. Более того, Кир дал разрешение евреям на строительство Второго Храма, что они считали предзнаменованием великого будущего своего народа. На иврите в ашкеназскомпроизношении «Кир» звучало как «Койреш». Поскольку немало терминов и понятий пришло в блатной мир из слов, произносимых на иврите, такую версию можно считать правдоподобной. Корень слова «КРШ» до сих пор существует в иврите (схожие корни существуют и в идише, означает дословно «родственник, близкий человек»).

Версия вторая

Также связана со словами из иврита. В более современной версии этого языка слово «Корейш» означает «Акула». То есть, крупная, хищная рыба, главная и влиятельная в морском пространстве. По мнению профессора МГУ В. Елистратова, оба понятия «крупная рыба» и «кореш», а также редко применяемый, но ранее существовавший термин «Акула» в разговорной речи тюремного жаргона в первоначальной версии означали одно и тоже. А именно – главарь банды, опасный и сильный и далее распространилось на всех ее членов. Позднее это слово привело к образованию других однокоренных терминов: «кент», «корифан», «корефан» и т. п.

Версия третья

От славянского слова «корень» - глава, главный в каком-либо объединении. Первоначально – воровской шайке. Затем – перешло на название всех объединенных общим делом (корнем) членов шайки, банды. Кореша, корешки, корифаны – друзья, сообщники, связанные единым общим делом. В славянских и праславянских языках корень «КОР/КАР» обозначал нечто надежное, крепкое, хорошо скрытое (например, под землей или от человеческого глаза, тайное). Примеры слов с похожей формулой – сКОРлупа, КОРабль, КАРтофель.

Изначально (в середине 19 века) появившись в блатном сленге, термин «кореш» означал человека, который был обязан помогать и содействовать другим. Затем круг тех, кому должна была оказываться помощь, сузился до близкого круга, друзей. И слово «кореш» также стало использоваться для обозначения друзей и приятелей, лиц своей компании.

Главные «понятия» у карточных шулеров в российской тюрьме

«Понятийные» условности поведения классного игрока в карты в местах лишения свободы существуют, но они почти не отражены в воровском кодексе чести так подробно, как остальные инструкции для «правильного» сидельца.
Отчасти это обусловлено давностью и популярностью этого способа обмана «лохов» – его чрезвычайно широкая распространенность и вариативность сделали шулерство одной из самых авторитетных специализаций профессиональных преступников.

Барбакару: надо уметь и платить, и получать

Согласно официальной биографии украинского творческого деятеля Анатолия Барбакару, который с середины 90-х и до начала нулевых был более известен как бытописатель жизни карточных шулеров, этот персонаж профессионально «катал» в СССР 10 лет, до 90-го года. Сидел единожды, 2,5 года – за тунеядство.
В своих книгах (Барбакару до 2009 года их выпустил порядка 20) шулер рассказал в том числе и о «кодексе чести» профессионального карточного игрока. Одна из глав его книги «Я – шулер» так и называется: «О репутации [карточного шулера]». «Понятийный» поведенческий расклад действий карточного шулера в интерпретации Барбаккару органично укладывается в правила, законные для такого рода занятий в МЛС.

В первую очередь, как считает Барбакару, карточный шулер должен научиться «отдавать и получать»: если проиграл – отдай, чего бы это ни стоило. Выиграл – имеешь полное право спросить с должника, в любое время и при любых обстоятельствах.
Второй понятийный признак уважаемого шулера – платежеспособность (не обеспеченность как таковая, а именно способность заплатить долг). Если проигравший не в состоянии расплатиться, он – ничто, для репутации «каталы» это непоправимый удар.

«Возьми сколько сможешь»

В газете «За решеткой» в 2013 году было опубликовано «откровение» якобы профессионального карточного шулера (его имя не называлось).
Основная мысль, ключевое «понятие», которое новичку по тексту растолковывает «дедушка-божий одуванчик», неоднократно «плававший «на особых» (содержавшийся в колониях особого режима): не раздевай [соперника]до трусов, возьми с него по возможности (то, что тот реально может отдать).
Тюремные правила, по рассказам заключенных со стажем, действительно ограничивали «лимит» в карточной игре: осужденные, отличные психологи, сразу понимали, что с должника можно взять – кто в состоянии расплатиться, в том числе, привлекая возможности с воли, а у кого, как у латыша – « … да душа».

«Законники» до 70-х – все картежники

Известный историк отечественной криминальной субкультуры Александр Кучинский в своей «Тюремной энциклопедии» упоминал, что советские воры в законе вплоть до 70-х годов, как правило, были асами-картежниками.

По воровскому закону, «картежная игра между ворами должна быть честной». По понятиям, это означало только одно: «законникам» в карточной игре друг с другом шулерствовать (мухлевать) было западло. В остальных случаях обман допускался, и в ключевых положениях воровского закона нет ни слова о правилах игры между представителями «низших» мастей – самым главным обременением проигравшего в итоге в любом случае оставалось обязательство отдать долг. На кону могли быть самые разные ставки – от пачки сигарет до членовредительства или даже жизни сокамерника. По воспоминаниям доктора филологических наук Дмитрия Лихачева, чудом выжившего в лагере на Соловках в конце 20-х – начале 30-х годов прошлого века (кстати, Лихачев, пока сидел, опубликовал в местной газете исследовательский труд «Картежные игры уголовников»), на его глазах должник в карты отрубил себе 2 пальца и принес их показать выигравшему. Невозможность выплаты долга закабаляла должника и нередко он опускался по масти – до прислужника («шестерки», «коня») или даже до представителя самой низшей тюремной касты.
Поэтому бывалые заключенные по выходе на волю часто среди советов, касающихся поведения первохода, не забывают упомянуть и этот: никогда в камере (отряде) не садись играть в карты – в выигрыше не окажешься.    https://russian7.ru/post/glavnye-ponyatiya-u-kartochnykh-shulero/

Tags: История, Люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments