Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Category:

Как будущего героя Сталинграда Родимцева марокканцы в Испании перехитрили

Как будущего героя Сталинграда Родимцева марокканцы в Испании перехитрили.
«Заболевшие» пулеметы «Максим» и неуязвимые «солдаты» генерала Франко.
Кустов Максим.
За одного битого, как известно, двух небитых дают. Поневоле вспоминается эта пословица при чтении воспоминаний генерала Родимцева, посвященных его участию в гражданской войне в Испании 1936-1939 годов. Человек, которому суждено было командовать одной из самых прославленных в Сталинградском сражении дивизий, с нечастой для профессионального военного откровенностью написал и об ошибках, которые допускал во время своего командирского становления на испанской земле.
В Испании задачей Родимцева была подготовка расчетов станковых пулеметов «Максим». Но, помимо обучения, приходилось ему и в боевых частях руководить действиями пулеметчиков.

Вот что однажды произошло:
«Мне сказали, что пулеметы почему-то вдруг испортились и бьют неприцельно. Я решил выяснить, в чем дело. Пришел в роту, попросил показать «больные» «Максимы». Командир сам выкатил пулемет, ткнул пальцем: «Например, вот этот». Осмотрел я его со всех сторон и нашел, что он в полном порядке.
– Кто говорит, что он стреляет неприцельно? – спросил я.
– Сам видел и не один раз. Каждый день, ровно в двенадцать часов из окопов противника выходят два солдата-марокканца и маршируют во весь рост на глазах роты. Лучшие пулеметчики пытались снять их и ничего не получается. Пули ложатся возле них, а марокканцам хоть бы что. А нам приходится худо. Мятежники засекают пулеметы и открывают по ним огонь из орудий. Вывели уже из строя два расчета.
Выслушав рассказ, я решил дождаться двенадцати часов и своими глазами убедиться в неуязвимости мятежников. Действительно, в двенадцать из окопов противника, метрах в семистах от нас, показались две рослые фигуры солдат. Они беспечно прогуливались вдоль бруствера.
Я хотел было попробовать пулемет, но испанцы не разрешили, боясь, что стрельба вызовет огонь артиллерии. Сошлись на том, что установим «максим» в стороне, там, где нет людей. Так и сделали. Взяли пулемет, четыре ленты и залегли на ближайшей возвышенности. Два человека продолжали свою прогулку. Установив прицел на цифру «семь», подвел по кольцу, навел по ходу движения солдат и стал ждать. Как только они подошли к прицельной точке, я выпустил короткую очередь. Пули, по моим наблюдениям, легли точно по идущим фигурам, но они, как ни в чем не бывало, продолжали шагать своей дорогой. «Промазал, шайтан их возьми», – с досадой сказал я.
– Что такое шайтан? – зашептал сопровождавший меня испанец.
– Словечко такое, еще от деда услышал. Так у нас оренбуржцы досаду выражают. – Еще точнее навел пулемет, прицелился, выпустил длинную очередь. Один марокканец, взмахнув руками, упал в окоп.
– Буэнас, – похлопал меня по плечу лежавший рядом со мной пулеметчик.
– Сейчас и второго снимем, – ответил я. Дал еще очередь. Солдат был невредим. Я разозлился и выпустил по нему еще две пулеметные ленты. А он все ходит. Что за чертовщина? Было неудобно перед моими друзьями – не смог поразить беспечных гуляк. И вдруг фигура сползла в окоп».
Тут последовала реакция противника: «Не успели мы спрятать пулемет в укрытие, как перед нашим окопом стали рваться мины, мятежники успели засечь пулемет и сейчас вели огонь из двух батарей. Огневой налет длился пять минут. Наконец он смолк. Очевидно, противник решил, что пулемет и его расчет уничтожены. К счастью, нам удалось сохранить «максим» и самим остаться невредимыми».
Справка
В число сохранившихся у Испании к тому времени колоний входило Испанское Марокко (северная часть Марокко с портовыми городами Сеутой и Мелильей). Там были сформированы части  марокканских стрелков, которые набирались среди местных жителей. Марокканские таборы (батальоны) в годы гражданской войны в Испании играли у националистов роль ударных, наиболее боеспособных подразделений.  Генерал Франсиско Франко во многом обязан им победой в гражданской войне.
Вопрос о причинах неуязвимости марокканцев, коих пули «Максима» не берут, оставался открытым: «Долго думали мы с Марио о загадочных марокканцах, которых не берут пулеметные очереди, а объяснений не нашли. Быть может, действительно что-то с пулеметом случилось? Может, пули долетели до бруствера окопа и, ударившись о камень или о сухой грунт, летели мимо мятежников? И вообще, зачем нужно это хождение? Засечь пулеметные точки? Но жертвовать для этого жизнью солдат? Нет, здесь что-то другое. Эту тайну следовало раскрыть во что бы то ни стало, иначе пойдет худая слава о нашем «максиме».
Но загадка разрешилась сама собой:
«В скором времени бригада Пандо снова захватила высоту и злополучный окоп. Мы, сгорая от нетерпения, кинулись туда. Обшарили все стенки, дно и ниши, но ни одного убитого солдата не нашли. Лишь в дальнем углу нам попались восемь чучел, сделанных из картона и легкой фанеры. Изготовлены они были так умело, что даже на расстоянии трехсот метров трудно отличить макет от фигуры человека. Все чучела имели пробоины, а два оказались настолько продырявлены, что стоило Марио ткнуть их, как они развалились на части. Стало ясно; противник обвел нас вокруг пальца. Мне было досадно, что я попался в такую ловушку. Марио сфотографировал меня на память с одним из «заколдованных марокканцев».
Надо признать, что марокканцы придумали не слишком сложный, но в тех условиях весьма эффективный способ обнаружения республиканских пулеметов, два расчета вывели из строя, Родимцев с сопровождающим испанцем могли погибнуть. 
Удалось марокканцам продолжительное время обманывать и испанских республиканских бойцов, и советского советника. Только благодаря  захвату высоты и фанерных чучел хитрость их раскрылась…
В сентябре 1942 года, когда 13-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора Александра Родимцева переправлялась через Волгу в Сталинград,  ее командир обладал серьезным боевым опытом, накопленным в боях с немцами, на Финской войне и в Испании. Знакомство с марокканской «антипулеметной» хитростью явно не было лишним в бесконечных уличных боях…
А самих марокканских «учителей» Родимцев и республиканские пулеметчики  «благодарили» ответными уроками.
Была у марокаанцев  манера ходить в очень красивые «психические» атаки. За эту красоту им приходилось платить очень дорогой ценой: «Быстро оборудовали новую огневую точку. Педро лег за щит, поднес пальцы к гашетке. Я лежал рядом и хорошо видел, как поднимались в атаку фашисты. Пехота развернулась в линию, образовала цепь. Раздались звуки барабанной дроби, солдаты взяли винтовки «на руку», а офицеры, шедшие впереди, обнажили шашки. Так, словно на военном параде, марокканцы шли в бой. Это была психическая атака.
Плотной цепью, без единого выстрела они приближались к линии обороны. Расстояние сокращалось. В бинокль уже можно было разглядеть лица солдат. Второй слева, высокого роста марокканец от напряжения закусил губу. На смуглом лице поблескивали белки глаз. Грязно-серая чалма покачивалась в такт шага. Солдат двигался словно марионетка. Зачем он идет? Кто его послал сюда… на смерть?
Четыреста метров… триста. Я не спускал глаз с марокканца. Он становился все больше и больше; оказывается, нос у него с горбинкой и пышные усы, а на шее болтается какой-то талисман. Педро нажал гашетку. Перед колонной вздыбились бурунчики пыли, а потом побежали дальше, влево, вправо. Высокий марокканец на мгновение остановился, медленно опустился на колено, винтовка упала на землю. Он поднял к солнцу лицо, словно прося объяснить случившееся, потом грузно упал навзничь. Чалма свалилась, с бритой головы, и легкий ветерок покатил ее по полю. Атака отбита… Противник приближался. И тогда Педро подал голос. Он стрелял короткими очередями. Скупо, точно, без промаха. От неожиданности марокканцы остановились, не зная, куда бежать: назад или вперед. А пулемет работал, не останавливаясь. Десятки трупов остались перед нашим бруствером».
Надо полагать, что и марокканцы учились на таких «уроках»…
Максим Кустов https://vpk-news.ru/articles/46528
Tags: Биографии, История, Люди и этносы
Subscribe

  • Михаэль Дорфман. СИОНИЗМ ИЛИ ИЗРАИЛЬ?

    Михаэль Дорфман СИОНИЗМ ИЛИ ИЗРАИЛЬ? КТО СКАЗАЛ, ЧТО СИОНИЗМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗНАЧИТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ? К…

  • Михаэль Дорфман. Евреи и не евреи

    ЕВРЕИ И НЕ ЕВРЕИ Михаэль ДОРФМАН. Прекрасный американско-еврейский писатель, профессор-политолог Йельского и Колумбийского университетов Лео…

  • Как в Израиле отменяли идиш

    Как в Израиле отменяли идиш На одном из спектаклей театра «Идишпиль» В воскресенье, 18-го июля 1948 года редактор…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments