Давид (bolivar_s) wrote,
Давид
bolivar_s

Categories:

Поединки Троянской войны

Поединки Троянской войны

Герои гомеровских поэм, цари и аристократы, состязаются друг другом у стен легендарной Трои. Война даёт им возможность проявить доблесть, унаследованную от предков, и совершить собственные подвиги, затмевающие прежние новой славой. Для этого герои локоть к локтю сражаются со своими товарищами в общих битвах и бьются с врагами один на один в поединках.

Аристократия

В «Списке кораблей» Гомер называет имена 46 вождей, которые привели свои ополчения к стенам Трои, и 30 имён вождей троянцев и их союзников. В тексте поэмы упоминается ещё около 500 имён участников событий, но лишь 29 из них появляются там более пяти раз. Замечено, что в «Илиаде» практически не встречаются представители простонародья — почти все персонажи взяты из класса «лучших» (ἂριςτοι) или «добрых» (άγαθόι) людей. Многие герои возводят своё происхождение к богам. Некоторые из них приходятся друг другу родственниками. Например, Ахилл и Аякс Теламонид являются двоюродными братьями по отцовской линии. Кроме родственных связей героев объединяют узы наследственной дружбы и гостеприимства, которые они старательно поддерживают, участвуя в совместных пирах и обмениваясь подарками.



​Герои Троянской войны. Реконструкция Питера Коннолли - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Герои Троянской войны. Реконструкция Питера Коннолли

Аристократов от остальных людей отличают представительный внешний вид, богатые одежды, показная роскошь и образ жизни, связанный с демонстративным потреблением. Но более всего для них характерно занятие военным делом. Война является образом жизни героев поэмы, источником власти и высокого социального положения. Подвиги приносят славу, храбрость облагораживает и прославляет доблестных мужей. Жажда подвигов и признания, а равно и приносимого ими почёта и богатства, остаётся одним из древнейших стимулов к войне. Соответствующий образ жизни иллюстрирует Одиссей, когда в разговоре со свинопасом Эвмеем выдаёт себя за уроженца Крита, одного из рядовых участников Троянской войны:

Смелый в бою, полевого труда не любил я, ни тихой

Жизни домашней, где милым мы детям даём воспитанье;

Островёсельные мне корабли привлекательней были;

Бой, и крылатые стрелы, и медноблестящие копья,

Грозные, в трепет великий и в страх приводящие многих,

Были по сердцу мне — боги любовь к ним вложили мне в сердце…

С мужеством бодрым не раз выходил я, созвавши

Самых отважнейших, против врагов злонамеренных в битву.

Мыслью о смерти моё никогда не тревожилось сердце;

Первый, напротив, всегда выбегал я с копьём, чтоб настигнуть

В поле противника, мне уступавшего ног быстротою;

Прежде, чем в Трою пошло броненосное племя ахеян,

Девять я раз в корабле быстроходном с отважной дружиной

Против людей иноземных ходил — и была нам удача;

Лучшее брал я себе из добыч, и по жеребью также

Много на часть мне досталось; своё увеличив богатство,

Стал я могуч и почтен меж народами Крита.

Аристократический этос

Этический принцип гомеровской знати наиболее полно сформулировал ликийский герой Сарпедон, обращаясь к своему соратнику Главку:

Сын Гипполохов! за что перед всеми нас отличают

Местом почётным, и брашном, и полной на пиршествах чашей

В царстве ликийском и смотрят на нас, как на жителей неба?

И за что мы владеем при Ксанфе уделом великим,

Лучшей землёй, виноград и пшеницу обильно плодящей?

Нам, предводителям, между передних героев ликийских


Должно стоять и в сраженье пылающем первым сражаться.

Пусть не единый про нас крепкобронный ликиянин скажет:

Нет, не бесславные нами и царством ликийским пространным

Правят цари: они насыщаются пищею тучной,

Вина изящные, сладкие пьют, но зато их и сила

Дивная: в битвах они пред ликийцами первые бьются!



​Боги смерти уносят с поля боя павшего Сарпедона. Краснофигурный кратер работы Евфрония и Эвксития, 510 год до н.э. - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Боги смерти уносят с поля боя павшего Сарпедона. Краснофигурный кратер работы Евфрония и Эвксития, 510 год до н.э.

Этот принцип требовал от участников битв «тщиться других превзойти, непрестанно пылать отличиться». Знатный воин на поле боя должен был постоянно поддерживать собственную репутацию, храбро сражаясь в первых рядах войска и совершая подвиги на глазах у остальных. В «Илиаде» Гомер описал и упомянул вскользь примерно 300 поединков, в которых погибли 269 воинов: 208 троянцев и 61 грек. Рекордсменом по числу одержанных побед является троянец Гектор, убивший 28 поименованных и множество безымянных врагов. На греческой стороне наиболее результативным бойцом оказался Диомед, одержавший 22 победы над поименованными и 12 над безымянными троянцами. Знаменитый Ахилл, отсутствовавший, правда, на протяжении большей части повествования, со своими 23 победами оказался лишь на четвёртом месте, уступив одну позицию своему другу. Патрокл поставил рекорд по результативности одного выступления, в ходе своего яркого, но непродолжительного появления на поле боя убив 27 троянцев.

Аристократы на поле боя

Поединки, которые описывает Гомер, в значительной мере являются литературным конструктом, возникшим из-за характерной перспективы взгляда на поле сражения, когда в фокус внимания поэта попадают действия лишь отдельных бойцов. С обеих сторон в сражении участвовали массы воинов, выстраивавшиеся друг против друга в какое-то подобие фаланги с высокой концентрацией хорошо вооружённых и защищённых доспехами воинов-промахов (πρόμαχοι) в передних рядах. Преобладающей формой сражения был метательный бой: обе стороны перебрасывались дротиками и камнями.



​Скульптурный фронтон храма Афины Афайи на Эгине с изображением сцен Троянской войны, около 500 года до н.э. Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва. pushkinmuseum.art - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Скульптурный фронтон храма Афины Афайи на Эгине с изображением сцен Троянской войны, около 500 года до н.э. Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва.
pushkinmuseum.art

Рукопашные схватки разворачивались здесь же, на узкой полоске «ничейной» земли, разделявшей обе фаланги. Чтобы сразиться с противником, зачинщику приходилось в буквальном смысле выступить из своего строя вперёд. Приближаясь к вражеским рядам, он становился особенно уязвим. Молодые воины, такие, как «Несторов сын, молодой Антилох быстроногий», стремились поразить противника и успеть уйти из-под ответного обстрела.

Вылетел он [Антилох] из передних рядов и, кругом обозревши,

Бросил блистательный дрот; взволновались трояне, увидя

Мощный удар. И оружие он не напрасное ринул:

Ветвь Гикетаона, смелого сердцем вождя Меланиппа,

Гордо идущего в битву, в широкие перси уметил;

С шумом он грянулся в прах, и взгремели на падшем доспехи.

Несторов сын на него устремился, как пёс на еленя (…)

Алча доспехов твоих. Но от Гектора он не укрылся;

Гектор навстречу предстал, пролетев сквозь кипящую сечу.

Несторов сын не остался, как ни был горяч в ратоборстве;

С поля сбежал он, зверю подобный, свершившему пакость,

Зверю, который, пса или пастыря стадо сгубивши,

В лес убегает, покуда селян не собралась громада, —

Так убежал Несторид; на него и трояне и Гектор,

Страшные крики подняв, задождили свистящие стрелы.

Стал он лицом к сопротивным, достигнувши дружеских сонмов.

Из 300 поединков 139 Гомер описывает более подробно в сравнении с другими. В 105 случаях (76%) схватка завершилась смертью одного из участников. Почти всегда решающим оказывался уже первый удар, и лишь в 18 случаях победителю понадобился второй. Из смертельных случаев чаще всего жертва оказывалась поражена в грудь (67 раз), в голову (31) и шею (13). В случае ранений чаще всего опять же встречаются раны, нанесённые в грудь (9), ранения рук (7) и ног (7). Среди оружия нападения наиболее грозным является копьё, которым нанесено 106 ударов, на втором месте меч (17), третье делят стрелы (12) и камни (12).



​Менелай преследует Париса. Краснофигурный килик, около 480 года до н.э. Лувр, Париж - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Менелай преследует Париса. Краснофигурный килик, около 480 года до н.э. Лувр, Париж

Некоторое представление, как распределялось оружие и нанесённые им ранения в ходе одного сражения, даёт описанная в 11-й песне «Илиады» аристия Агамемнона. Одного своего противника властитель златообильных Микен поразил копьём в голову, двоих — в грудь, ещё одному пронзил руку, двоих поразил мечом в шею, одному отрубил голову и обе руки, а ещё в одном случае ударил своего противника копьём в бок, после чего обезглавил мечом.

Наступательное вооружение

Ратным подвигам способствовали высокий рост и богатырская сила, превышавшая человеческую, а также военное снаряжение. Основным оружием нападения является копьё. Гомер порой упоминает очень длинные и тяжёлые копья (ἔγχος): Гектор, например, сражался копьём длиной 11 локтей, а Аякс Теламонид — даже копьём в 22 локтя. Однако большинство копий (δόρυ) были относительно небольшими, что позволяло или метать их в противника издали, или использовать для рукопашной схватки. Так описывал Гомер характер действий в бою Антилоха, который своим копьём

беспрестанно намечивал острым

или на дальнего ринуть, или на близкого грянуть.



​Микенский колесничий поражает большим копьём пешего противника. Реконструкция Ангуса МакБрайда - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Микенский колесничий поражает большим копьём пешего противника. Реконструкция Ангуса МакБрайда

Бой, как правило, начинался с метания копий, причём дистанция броска имела немаловажное значение. Боец, бросавший копьё первым и с большей дистанции, имел серьёзное преимущество над своим противником. С другой стороны, он рисковал при этом больше, поскольку в случае промаха терял своё оружие. Кроме того, противнику было легче уклониться от копья, брошенного издали. Бросавший вторым мог подпустить своего противника ближе, чтобы лучше прицелиться. От копья, брошенного с меньшей дистанции, было труднее уклониться, и у него было больше шансов при попадании в цель пробить щит и панцирь противника.

Воины обычно вступали в бой, вооружившись двумя копьями. Первое бросалось в противника с какого-то расстояния, а второе сохранялось для боя на короткой дистанции. Имея при себе лишь одно копьё, бойцы предпочитали использовать его для нанесения ударов, а не для метания. В рукопашной схватке копьё давало бойцу серьёзное преимущество над противником, особенно если тот потерял своё оружие в результате неудачного броска. Меч (άωρ) или топор (αζίνη) оставались последним оружием, однако оба безнадёжно проигрывали копью по дистанции боя и эффективности. Удар копья, как правило, пробивал любые элементы защиты, включая щит, панцирь и шлем, в то время как меч Менелая разлетелся на четыре куска при сильном ударе о шлем Париса. Какое-либо понятие о фехтовании с мечом у гомеровских героев отсутствовало. Меч использовался для ударов в незащищённые доспехом части тела — в руки, ноги или шею, а также для расчленения и поругания тела павшего врага.



​Бронзовые мечи и наконечники копий микенской эпохи. Археологический музей, Ираклион - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Бронзовые мечи и наконечники копий микенской эпохи. Археологический музей, Ираклион

Защитное снаряжение

Военное снаряжение, в которое герои облачались для боя, включает бронзовый панцирь (ϑωρες), шлем с высоким гребнем (πέλεξ) и щит (άσπις). Панцирь представлял собой двустворчатую кирасу, описанию которой прекрасно соответствуют археологические находки позднемикенского времени и раннего железного века. Одним из наиболее часто встречающихся у Гомера эпитетов греков является «меднодоспешные» (χαλκοχιτωνοι). Защитное снаряжение, как правило, пробивалось оружием. Например, в знаменитой сцене нарушения клятвы Менелай был ранен стрелой, пробившей налагавшиеся друг на друга створы панциря и носившийся ещё сверху медный запон. Брошенное копьё также обычно легко пробивает панцирь и шлем. Гораздо реже встречаются случаи рикошета. Только доспех Ахилла, созданный божественным кузнецом Гефестом, мог отразить даже прямое попадание. Сам Ахилл, правда, не рисковал понапрасну и в единоборстве с Гектором, облачённым в его собственный, захваченный у Патрокла, доспех, поразил своего противника в единственное место, не прикрытое бронёй — в шею.



​Микенский доспех из Дендры, Арголида. Реконструкция Питера Коннолли - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Микенский доспех из Дендры, Арголида. Реконструкция Питера Коннолли

Щит предоставлял своему владельцу гораздо более высокую степень безопасности от метательного и ручного наступательного оружия. Стрелы рикошетировали от бронзовой поверхности. Удары копья были более эффективными, но в рассказе Гомера нет недостатка в сломавшихся копейных втулках и загнувшихся остриях. Наряду с общеупотребительным άσπις для обозначения щита Гомер пользуется другими терминами, которые ставят вопрос о соотношении языка поэм и современной её автору реальностью. Лёгкий плетёный щит, обтянутый свежесодранной козьей шкурой (λαιςέια), никогда не выходил из употребления и был известен впоследствии под наименованием «пельта».



​Серебряная инкрустация на лезвии бронзового кинжала с изображением воинов, вооружённых большими щитами. Национальный археологический музей, Афины - Поединки Троянской войны | Warspot.ru
Серебряная инкрустация на лезвии бронзового кинжала с изображением воинов, вооружённых большими щитами. Национальный археологический музей, Афины

Особняком стоит семикожный башневидный щит (σάκος) Аякса Теламонида или ростовидный щит Гектора, который, будучи заброшен за спину, ударял своего владельца краями по пяткам и по шее. Оба они — реминисценции гораздо более ранней микенской эпохи. Являются ли эти и другие подобные им элементы деталями созданного автором художественного колорита предшествующего времени или, возникнув задолго до окончательного сложения поэмы, были инкорпорированы в её текст в виде готовых «строительных блоков» — эти и другие вопросы по-прежнему остаются предметом спора исследователей.



Литература:


  1. Van Wees, H. Leaders of Men? Military Organisation in the Iliad / H. van Wees // The Classical Quarterly. — 1986. — Р. 285–303.

  2. Van Wees, H. Kings in Combat: Battles and Heroes in the Iliad / H. van Wees // The Classical Quarterly. — 1988. — Р. 1–24.

  3. Van Wees, H. The Homeric Way of War: The Iliad and the Hoplite Phalanx (I–II) / H. van Wees // Greece and Rome. — 1994. — Vol. 41. — Р. 1–18, 131–155.

  4. Raaflaub, K.A. Homeric Warriors and Battles: Trying to Resolve Old Problems / K.A. Raaflaub // Classical World. — 2008. — Vol. 101. — Р. 469–483.

  5. Raaflaub, K.A. Homer and the Agony of Hoplite Battle / K.A. Raaflaub // Ancient History Bulletin. — 2013. — Vol. 27. — Р. 1–22.

  6. Finley, M.I. The World of Odysseus / M.I. Finley. — London, 1977.

  7. Tritle, L.A. Hector’s Body: Mutilation of the Dead in Ancient Greece and Vietnam / L.A. Tritle // Ancient History Bulletin. — 1997. — Vol. 11. — Р. 123–36.

  8. Saunders, K.B. Frölich’s table of Homeric wounds / K.B. Saunders // The Classical Quarterly. — 2004. — Vol. 54. — Р. 1–17.

  9. Armstrong, C.B. The Casualty Lists in the Trojan War / C.B. Armstrong // Greece & Rome. — 1969. — Vol. 16. — Р. 30–31.





Поединки Троянской войны




Битвы Троянской войны




Аристократы во главе полиса и на поле боя




Происхождение гоплитской фаланги




Гоплитская фаланга: тактика и вооружение https://warspot.ru/13805-poedinki-troyanskoy-voyny
Tags: Искусство и культура, История, Люди и этносы, Мифология, Поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment